Через Гоби и Хинган

Полезные ссылки:
Метеоцентр.Азия - наш сайт с высокодетализированными прогнозами погоды по пунктам России и мира
Облегчённая версия Метеоклуба (для смартфонов)

Через Гоби и Хинган

Сейчас в Метеоклубе:
Участников - 5 [ PavelSky, dimaming, AL1981, Date, Matvey ]
Максимальное одновременное количество посетителей: 8 [28 Сен 2020 12:12]
Гостей - 0 / Участников - 8

 - Начало - Ответить - Статистика - Регистрация - Поиск -
МЕТЕОКЛУБ : независимое сообщество любителей метеорологии (Европа и Азия) : ФОРУМ О ПОГОДЕ И ПРИРОДЕ / Путешествия, география, история / Через Гоби и Хинган
. 1 . 2 . 3 . >>
Автор Сообщение
CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:32


Из воспоминаний артиллериста Михина, лето 1945 года.

http://militera.lib.ru/memo/russian/mihin_pa/22.ht ml

От озера Сангиндалай Hyp до Халахара

Боевой приказ о наступлении на части японской Квантунской армии мы получили утром 9 августа, сразу после объявления Советским Союзом войны Японии.

В то же утро мой артдивизион первым двинулся на юг, в пустыню Гоби, на встречу с японскими самураями. Через сутки за нами по проложенной дивизионом дороге должна последовать вся дивизия — с конной [443] разведкой, саперами, моторизованными подразделениями, пехотой, артиллерией и тылами.

К тому, что я иду всегда впереди, будь то особо опасный бой, неизведанная местность или сложный переход, я уже привык. Видимо, и на этот раз начальство посчитало, что я, несмотря на свою молодость, являюсь самым грамотным и самым опытным офицером во всей дивизии, который сумеет с помощью примитивного компаса проложить дорогу в пустыне и выиграть бой при возможной встрече с японцами.

Вся трудность заключалась в том, каким образом одолеть безводные пески. Со мною 250 человек и 130 лошадей. Как напоить их всех? Где взять воду? Как провести людей, животных, технику, снаряды, продовольствие, овес, дрова, воду, весь скарб дивизиона сквозь раскаленные сыпучие, зыбучие пески? И никого не потерять при этом, боеспособным оказаться на месте.

Конечно, к двадцати четырем годам у меня накопился значительный боевой опыт. Но пустыню я не знаю, а никаких наставлений и рекомендаций на этот счет у нас нет. Поход наш научно не обеспечен. Правда, здесь, в Монголии, я уже кое-чему научился, проделав немалый путь по пескам от одного источника воды до другого — четыре марша в 50, 140, 120 и еще 50 километров, то есть триста шестьдесят километров. Но тогда каждый переход заканчивался гарантированным источником воды. На нашем пути встречались урочища из кустарников, влажные балки, заросшие травой; отары овец, перегоняемых с одного пастбища на другое, монгольские кочевья. Нам было жарко, мучительно, тяжело, но мы находились в однодневных и двухдневных переходах от людей, животных, воды и растительности. Теперь же моим людям и коням предстояло преодолеть четыреста с лишним километров при 50-градусной жаре по пустыне, где один только [444] песок да жгучее солнце — и никаких источников воды. К тому же нужно быть постоянно готовым к отражению атак японцев. Что хочешь, то и делай, но боевой приказ выполняй! А нужно к определенному, очень сжатому сроку прибыть к горному хребту Большой Хинган, к месту, откуда начинается единственная в этих краях дорога-тропа через горы в Китай.

Итак, мы выступили. Колонна орудийных упряжек, повозок и машин растянулась на целый километр. Каждую из восьми пушек тянут, как обычно, три пары коней, запряженных цугом, но трое ездовых не восседают, как обычно, на каждой левой лошади, а уныло бредут рядом со своей парой уставших коней, положив им на головы белые полотенца, чтобы предохранить от солнечного удара. В песок врезаются колеса орудийного передка и самой пушки. Покрытые потом кони напрягаются изо всех сил, чуть не лопаются постромки. Вслед за каждым орудием толчется по песку его расчет, человек шесть-семь, — люди в любую минуту готовы налечь на колеса или повиснуть на стволе, чтобы облегчить продвижение застрявшей в песке пушки. Около сорока пароконных армейских повозок загружены снарядами, патронами, продовольствием, водой, подковами, ломами, лопатами и прочим имуществом батареи. Армейские трехосные автомобили-тягачи «Студебеккеры» везут на прицепах тяжелые гаубицы с передками. Их кузова тоже забиты снарядами и имуществом трех батарей. Следом едут несколько немецких трофейных грузовых автомобилей, четыре из которых везут в бочках, мешках, термосах воду и опустевшую тару из-под нее. И замыкает колонну старшина дивизиона, везущий на двух машинах бензин, связь, продукты, штабное и свое имущество. Как и прежде, машины движутся за конным обозом перекатами, от одного привала к другому. [445]

Мои разведчики, командиры конных батарей и я, командир дивизиона, перемещаемся то пешком, то верхом на монгольских конях. Привычные к условиям пустыни быстрые «монголки» позволяют нам легко перемещаться вдоль движущейся колонны. Запасные лошади привязаны к задкам последних подвод.

Если отъехать подальше и посмотреть на колонну со стороны, она увидится тоненькой, жалкой, копошащейся среди бескрайних песков полоской. Кроме нас, в пустыне никого и ничего нет. Ни кустика, ни травинки, ни птиц, ни насекомых, ни даже ящериц и тарбаганов. От горизонта до горизонта один только песок, да высоко в небе недвижно стоит жгучее, все испепеляющее солнце — даже не верится, как ему, такому маленькому с виду, удается распалить до ста градусов этакую массу песка и прогреть до пятидесяти градусов прозрачный воздух. Есть ничего не хочется целый день, а пить хочется каждую секунду. В носу, во рту, в гортани и глотке все пересохло и саднит. Песок не только в сапогах, на гимнастерке, но и в волосах, в ушах, на всем теле, он скрипит на зубах, режет глаза.

Направление движения выбираю, как в море, по компасу. А он наручный, неточный. Идем строго на юг. Свое местоположение определяю по времени и скорости движения. Сверить с картой местоположение не по чему. На совершенно пустом листе топографической карты среди сетки Гаусса-Крюгера отмечаю время и место наших привалов.

Единственными приключениями на первых этапах перехода были встречи с большими отарами овец. Они перемещались самостоятельно из одного урочища в другое. Куда девались пастухи-монголы, мы не знали. Но после двух-трех встреч с «бесхозными» овцами дальнейших встреч не последовало. Монголы как-то узнавали о движении нашего каравана и направляли [446] свои отары так, чтобы они с нами больше не встречались. Наверное, поначалу монголам было не жалко жертвовать несколькими десятками овец из многих десятков тысяч. Каждый орудийный расчет ловил понравившуюся ему овцу или барана, резал и в охотку разговлялся свежим мясом. Но люди есть люди. Начались безобразия: ловят овцу, вынимают печень, чтобы поджарить, а все остальное бросают в песок. Мы, офицеры, за такие действия наказывали солдат, но эффективнее нас сработали монгольские чабаны. Они изменили маршруты перегона отар.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:32


На большой привал в Халахара — последний населенный пункт Монголии у границы с Манчжоу-Го — мы прибыли, пройдя 50 километров по пятидесятиградусной жаре, вконец изнуренными. Три пустые землянки — вот и все, что мы увидели. Это и был населенный пункт. Землянки здесь закапывались в грунт вровень с поверхностью песка, так как только глубоко в грунте можно было спастись зимой от лютого мороза и ветра, а летом — от нестерпимого зноя; сезонный перепад температур достигал тут ста градусов по Цельсию.

Одно название, что «населенный пункт», даже колодца нет. Но вот подошли с тыла машины с водой, задымили кухни. Люди и кони отдохнули, поели, утолили жажду и улеглись спать на горячий песок там, где стояли.

Проверяя ночью охранение, я обратил внимание на небо. Оно было черное-черное и сплошь усыпано громадными, висящими прямо над землей звездами. Луны не было. Светили звезды и Млечный Путь.

Этой же ночью случилось одно происшествие. Монгольские лошадки порвали лежавшие на повозках мешки с овсом, много его поели, а больше растеряли в песке. До этого «монголки» овес не ели, как мы ни приучали их. А тут, с голодухи, попробовали, раскушали, и он им очень понравился. [447]

«Михин колодец»

Из Халахара наш маршрут пролегал через пустыню Гоби и хребет Большой Хинган в направлении на китайский город Кайлу, а после Кайлу — к берегу Желтого моря и Порт-Артуру.

Двигаться через пустыню Гоби нам предстояло не по наторенному тракту Чойбалсан — Кайлу, а километров на пятьсот западнее — по пустынному бездорожью. И хорошо, что наш путь перенесли на 170 километров восточнее центра пустыни. Западнее нас через пустыню Гоби пыталась пройти только одна колонна войск, но она завязла в песках, потеряла много людей, и ее остатки чуть живыми вывезли на самолетах. Таким образом, мы оказались самыми западными, самыми «пустынными» из всех воинских потоков, следовавших в Китай.

В последующие пять дней нам предстояло пройти уже по совершенно безлюдной, без единого населенного пункта и колодца, пустыне 270 километров. Пешком и на конях, да еще при жаре и по песку — это очень много. Два первых больших привала, каждый на ночь, я организовал через 50 и 70 километров. За водой на первых привалах посылал машины назад. Заблудиться они не могли: наш обоз проделал в пустыне весьма заметную пока дорогу. А вот на третий день, когда ехать за водой назад стало далеко — не хватит ни времени, ни бензина, нужно было искать источники воды впереди, по ходу движения. Однако на пустой карте в радиусе семидесяти километров не было ни озерца, ни колодца. И только в ста километрах слева-спереди я заметил маленькое голубое пятнышко с пометкой «г.с.», что означало: вода в озере — горько-соленая. Как его, это 15-метровое озеро, отыскать при таких расстояниях? Да и не пересохло ли? Может, от него и следа не осталось, все песком занесло?.. Однако выбора не было. [448]

На последних километрах перехода людям стали мерещиться миражи: на фоне раскаленного зноем песка вдруг появлялись фантомы водной поверхности, даже волн и скал, деревьев и отражений в воде. Но по мере приближения видения отдалялись. А сейчас, на привале, почти бездыханные люди и кони повалились под жгучим солнцем в горячий песок и только время от времени открывали пересохшие рты, стремясь уловить что-то влажное и прохладное. Но горячий ветерок лишь еще больше обжигал слизистые горла и носа.

Никому, даже самому опытному офицеру в дивизионе, доверить четыре машины с тарой для воды я не мог. В пустыне, как в море, очень легко заблудиться, а если они заблудятся или моторы заглохнут, сломаются, где их тогда искать? Сами погибнут, и мы пропадем. Решаюсь ехать искать воду сам.

На четыре трофейные немецкие машины с посудой и тарой для воды посадил по два крепких солдата с ломами, лопатами и мотыгами, веревками, ведрами, и мы выезжаем в неизвестность. Направление держу по наручному компасу, по времени и спидометру примерно определяю пройденное расстояние. Скорость — километров сорок. Сотню километров на стареньких машинах уже одолели. Но нигде вокруг, сколько ни всматриваюсь, взобравшись на кабину машины и вытянувшись во весь рост, даже приподнимаюсь на носки, озерца заветного не видно. Уж слишком мала точность нашей ориентации на местности. А может, озера-то уже и в помине нет? Между тем радиаторы машин кипят, пар от них валит. Солдаты мои беспокоятся. Они верят в меня, но могут подвести машины — и что тогда? Куда прыгнешь-подашься, и что будет без воды там, с нашим дивизионом, оставленным за сотню километров? Выехать искать нас им не на чем, да и как они найдут нас в бескрайней пустыне? [449]

Не показываю солдатам своего волнения, направляю машины вправо, влево, вперед — нет озера! Ну, должна же хоть какая-то впадинка от него остаться, цвет песка, в конце концов, измениться? Стоп! На ровном, тысячелетиями утрамбованном песчаном грунте вижу небольшую полосу светло-желтого песка! Это явно наносный песок, под ним должна быть низина. Значит, это и есть ложе того самого озерца, которое мы ищем.

Единственное полезное дело сделали, побывав у высохшего озера: произвели точную привязку к местности. Теперь мы точно знали свое местоположение. Карта показывала еще одно маленькое озерцо километрах в тридцати впереди по маршруту нашего движения. Солнце уже в зените. Вода в радиаторах машин кипит, бензина остается только-только на путь к этому озерцу и на возвращение к стоянке дивизиона. Кончится бензин, станешь в пустыне — пешком далеко не уйдешь! А рация наша слабовата, за сотню километров не слышна.

Подъезжаем ко второму озеру. Солдаты с машин еще издали его заметили. На пустом серо-желтом песчаном просторе маленьким темным пятнышком виделось желанное озерцо. Когда остановились около черно-синей тарелочки воды, затерявшейся в бескрайних песках пустыни, радости нашей не было конца. Подошли к воде, попробовали ее руками. Она хотя и мокрая, но теплая-теплая, чуть не горячая. А на вкус — горше самого лютого рассола. На озерце ни травинки. Но у противоположного берега — прямо не верится! — плавает пяток уток. Они совсем маленькие, но поразили нас своим светло-желтым цветом, потому-то мы сразу и не заметили их.

Солдаты напрямую, по воде, бросились к уткам. Озеро оказалось неглубоким. Когда через тридцать-сорок метров они достигли противоположного берега, [450] утки нырнули в воду и вынырнули в разных местах посреди озера. Я заметил для себя, что глубина озера не более метра. Между тем солдаты вошли в раж и, как дети, увлеклись ловлей уток. Потом начали стрелять.

— Зачем вам нужны эти несчастные птицы? И разве можно их убивать? — обращаюсь к солдатам.

— Сварим, — отвечают.

— В горько-соленой воде? Кто же их есть станет? Единственное живое, что мы обнаружили в округе сотен километров, и вы решили убить эту жизнь!

Солдаты одумались и засмущались: командир прав.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:33


Снова всматриваюсь в карту. Ее белизна в лучах ярчайшего солнца режет глаза. У голубого пятнышка вижу совсем маленький, едва заметный голубой кружочек и букву К. Это означает колодезь. Но на местности никакого колодца и в помине нет. Всюду ровный, утрамбованный песок. Но ведь был же здесь когда-то колодезь. Может, вода ушла, и он совершенно исчез? А что, если вода на глубине снова появилась? Что же делать?

— Попробуем копать, — объявляю солдатам, — может, на глубине метров восемь-десять и появится вода? Ведь чем-то испаряющееся озеро питается. Должна быть вода, — убежденно говорю.

Быстро, посменно раскопали круглый колодезь метра три в диаметре. Углубились метров на пять — никаких признаков воды, один сухой песок. Продолжаем копать ствол, но теперь поуже. Прошли еще метра три. Пошла сухая глина, но очень твердая. Стали бить ломом. Грунт на веревках ведрами поднимаем. Но водой, как говорят, и не пахнет. И бросать рыть дальше не хочется, и бесполезным делом заниматься нет у нас времени. А главное, нет никакой надежды на воду.

— Давайте, ребята, еще метра на два углубимся, — предлагаю. [451]

Но вот очередной солдат кричит из колодца:

— Тут холод адский, голыми ногами стоять невозможно! И что-то гудит при ударе ломом, будто над погребом.

Начали долбить ломом небольшую скважину, чтобы только ведро пролезло.

Я всмотрелся в поднимаемый на поверхность грунт. Он был холодный, как лед, и, мне показалось, в нем блестят на солнце кристаллики льда. Подержал кусочек глины в руке. Он стал мокрым. Значит, это на самом деле лед. Но разве может находиться лед, даже в глубине, когда на поверхности 50 градусов? Смотрю еще раз на карту. На белом листе видна едва заметная тонкая голубая линия. Она замыкается вокруг озерца. Ранее я такого топографического знака никогда не видел. Смотрю в условные обозначения внизу листа и читаю: «район вечной мерзлоты». Для нас это было удивительным открытием: вечная мерзлота в середине пустыни Гоби?!

Когда пробили грунт еще сантиметров на восемьдесят, лом при очередном ударе провалился вниз. Солдат едва удержал его в руках, чтобы не утонул. В образовавшуюся дыру хлынула ледяная вода! Она шла под таким напором, что испугавшийся солдат, ухватившись за веревку с ведром, попросил поскорее его вытащить. Когда он оказался наверху, зачерпнули ведром воду. Я припал губами к краю ведра, чтобы попробовать, какая она на вкус: пресная или горько-соленая? Ледяная вода обожгла рот, а зубы до боли заломило — и я ничего не понял, какая она. Только со второго раза вода показалась мне пресной. Вскоре мы раскушали, что вода не только пресная, но и очень вкусная! Радости нашей не было конца! Щадя свои саднившие горла, мы медленно, мелкими глотками пили самую вкусную на свете ПРЕСНУЮ ВОДУ! И на всю жизнь запомнили счастливое 13 августа 1945 года. [452]

Между тем вода в колодце заметно прибывала и поднялась уже метра на два. Мы быстро наполнили всю тару, которую везли в четырех машинах. Шоферы слили горячую воду из радиаторов машин и наполнили их свежей, холодной. Попробовали еще раз связаться со своими по радио. И на этот раз получилось. Мы сообщили о своей удаче и попросили передать координаты колодца в штаб полка.

Когда к вечеру мы вернулись к своим с водой, радовались не только люди. Кони тоже почуяли запах разливаемой воды и заметно повеселели. Часть воды сразу же раздали солдатам — по котелку на троих. По полведра выделили каждой лошади. А повара, все-таки экономя воду, принялись готовить обед.

Этот вырытый нами в пустыне колодезь в дивизии стали именовать «Михин колодец». Через него шла на юг вся наша дивизия. Правда, тыловики рядом с нашим, для увеличения дебета, вырыли еще несколько колодцев.

И опять мы в пути.

Середина августа — самое жаркое время в пустыне. Температура под пятьдесят. Бескрайняя, до самого горизонта плоская равнина. Утрамбованный веками песок. И никакой растительности. Серо-белая почва. Обжигающий огнем ветерок. Горизонт теряется в дрожащем мареве, земля сливается с небом какой-то мутной полосой. На бездонном иссиня-голубом небе небольшим желтым пятном видится зловещее ядовито-яркое солнце. Дышать нечем. Горло пересохло и саднит. Кажется, в глотку уже и вода не потечет. Есть не хочется. Кругом — только раскаленный песок. Изнемогающие кони понуро опустили головы, вот-вот свалятся замертво. Кто же тогда потянет по пескам все наше вооружение и имущество? Радиаторы кипят, и без воды не только кони — не пойдут и машины.

Особенно сложно дались нам последние семьдесят километров. Кончились продукты, фураж, вода, горючее, [453] измотанные переходом люди валились с ног. Десяток машин перекатами нагоняли нас на привалах. Воодушевляли нас только показавшиеся далеко в дымке высокие горы. Это Хинган. Там, у подножия гор, должна быть вода, а значит, трава и какая-то прохлада. Еще километров пять — и конец пустыне. Медленно продолжаем двигаться вперед...


Преодолев пустыню Гоби, мы подошли к подножию хребта Большой Хинган. Позади более 700 километров пути по горячим пескам пустыни Гоби. Остановились мы у самых гор. Кони и люди попадали наземь и рады месту. В километре справа виднеется речушка, воды — хоть опейся, но я предупредил командиров на этот счет: вода — с гор, ледяная, могут от жажды и люди, и кони опиться и заболеть.

Речка Джагасутен вырывалась из расщелины горного хребта Большой Хинган. Выйдя на простор, она не продолжила свое течение прямиком на запад и не бросилась в жаркие объятия пустыни Гоби, а, как бы не желая расставаться с могучим Хинганом, свернула и потекла вдоль его подножия. На берегу реки, там, где она круто поворачивала на юг, отделяя пустыню от гор, умные и предприимчивые буддистские монахи создали громадный мужской монастырь Эдичин Сумэ, нам видны его строения.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:34


...

18 августа мы были на вершине хребта. Сравнительно легко преодолев саму вершину (ее высота всего две тысячи метров над уровнем моря), мы спустились в зеленую лощину и остановились на ночь. Вспоминая дикую жару пустыни, люди блаженствовали в тени небольших, с плоскими кронами деревьев. Воду мы экономили, потому что посылать за нею назад по дороге было нельзя. Вслед за нами по узкой дороге [459] двигались основные силы дивизии, и разъехаться было невозможно. Но и на скудном водяном пайке солдаты не унывали. Солнце теперь не жгло их, а согревало.

Позавтракав и покормив лошадей, рано утром 19-го снова двинулись в путь. Когда проехали километров десять, дорога стала более широкой, открытой и безопасной. Светило солнце. После бессонной ночи я решил отдохнуть. Спешился и забрался в повозку-кибитку. Но не успел заснуть, как меня будят. Колонна въехала в полосу сильнейшего тумана, в трех метрах ничего не видно, люди боятся ехать, как бы в пропасть какую не свалиться.

Сел я на своего Монгольца и поехал с разведчиками и одной повозкой вперед. Когда мы осторожно проехали по туману километра два и выехали снова на солнце, я оглянулся назад, посмотреть, как продвигается наш обоз... И, пораженный увиденным, несколько секунд ехал с раскрытым ртом, развернувшись в седле. Сзади нас, метрах в трехстах, прямо на горной дороге, по которой мы только что проехали, лежало небольшое белое-белое кучевое облако. То, что мы с детства привыкли видеть высоко в небе — кучевые, пышные, медленно клубящиеся белыми завитками облака, — лежало прямо на земле! Рядом с нами! Когда шок удивления прошел, я крикнул ехавшим со мной разведчикам:

— Ребята, да вы оглянитесь! Посмотрите назад!

Разведчики обернулись и были поражены не менее моего. Никому из них, как и мне, не приходилось находиться рядом, на одной высоте с облаком, да еще на повозке проехать сквозь него. На самолетах-то мы тогда не летали. После бурной радости, восторгов и удивления один из разведчиков решил вернуться к облаку и потрогать его руками. Но я разубедил его. Никакого белого края он не увидит! А, въезжая в облако, ощутит то же, что мы только что наблюдали, когда выезжали [460] из тумана, только наоборот: сначала редкий, едва заметный, потом все гуще, гуще и наконец густой-густой туман. И все же солдату захотелось проверить. Он поскакал к облаку и скрылся в нем. Через несколько минут он выехал из облака уже вместе с колонной. Видимо, он рассказал людям суть дела, и все они, оглянувшись, пережили наш первый восторг.

— Ну, когда бы мы с вами в облаках на повозках проехались?! — обратился я к своим спутникам.

Несколько минут, пока не подъехали к нам первые орудия, мы молча сидели, как вкопанные, в седлах, любуясь красавцем-облаком. Вспомнился Лермонтов: «Ночевала тучка золотая на груди утеса-великана...» Вспугнуть многокилометровую «птичку» с «груди великана» мы не смогли, она продолжала дремать, пока не скрылась из наших глаз.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:34


Закончились наконец горы Хингана с их подъемами, спусками, узкими карнизами над провалами. Там, где издревле с риском для жизни перемещались лишь запряженные осликами двуколки, пешие путники да всадники, мы сумели провезти длинные пушки с передками, запряженные цугом тремя парами битюгов. Тяжко нам пришлось! Попробуй развернись с двадцатиметровым поездом на узкой дороге с крутыми поворотами над пропастью. Да и трехосному «Студебеккеру» с гаубицей и передком на прицепе непросто обогнуть скалу, когда полколеса повисает в воздухе. Сколько сил потрачено, сколько страха натерпелись, но стокилометровый перевал преодолели, не потеряв ни одного человека, ни коня, ни машины. Успешно скатились мы и с самой последней горы в китайскую долину.

И вот перед нами раскинулась зеленая плоская равнина. За два месяца пребывания в жаркой пустыне Гоби и каменистых ущельях Хингана мы так соскучились по зелени, мирному человеческому жилью, что готовы были, забыв обо всем, просто вдыхать аромат свежих растений и взирать на окружающий мир. Со [463] слезами на глазах смотрели мы на райские кущи благоухающих растений, на бесконечные ленточки хорошо обработанных полей, где росли неведомые нам культуры: высокий, как наша кукуруза, гаолян, но без початков, а с метелкой семян на самой верхушке; чумиза, похожая на наше просо, но с более мелкими и жесткими семенами. Посевы вплотную примыкали к горам, не видно было ни пяди заброшенной, замусоренной сорняками земли. Землю здесь ценили и усердно обрабатывали. Каковы же ее хозяева, китайцы, думали мы, похожи ли они на свои прекрасные поля?

Первым делом осмотрели сломанную кухню. Хорошо, что повар крепко привинтил крышку к котлу, мы обнаружили вполне сохранившийся закрытый котел, изуродованное основание кухни и сорвавшуюся с рессор, отскочившую в сторону ось-диффер с колесами.

И тут мы увидели их. Китайцев. К разбитой кухне они пришли раньше нас и теперь поднялись нам навстречу из густо заросших грядок. Мы их не сразу и заметили.

— А если бы это были японцы?.. — пошутил кто-то из солдат.

К нам подошли мужчина и женщина. Муж и жена, как мы узнали позже. Им было за тридцать. Худые, смуглые до черноты, обожженные солнцем, жилистые. Поразила их одежда. Оба были в замусоленных, оборванных остатках трусов, едва прикрывавших переднюю часть тела. У женщины свисало с плеч еще и подобие простенькой кофточки, вконец полинявшей и изодранной. Длинные волосы женщины были распущены и завязаны сзади какой-то тряпочкой, с головы мужчины свисали мелкие косички. Они приветливо улыбались нам. По жестам мы поняли, что они сочувствуют нашему горю — аварии с кухней. Потом они показали на отскочившую от кухни стальную ось с диффером и колесами, попросили отдать ее. [464]

— Нет, — сказал шофер, — колеса я сниму, они нам самим пригодятся. А вот ось пусть берут.

Так и сделали. Нас удивляло: зачем без колес она нужна им? Когда китайцы из разговора на языке жестов убедились, что мы не возражаем, они чинно поблагодарили нас, попрощались, сгибаясь в поклонах, и вдвоем покатили по дорожке между посевами тяжелую круглую ось.

А мы остановились на двухчасовой привал. Повар сразу открыл крепко завинченную крышку котла, и на нас пахнуло вкусным запахом допревшей, еще не остывшей каши. Мы принялись за ужин. Лошадей покормили овсом и свежескошенной травой, вдоволь напоили. Воду мы уже не жалели, выпили и использовали всю до капли в надежде найти поблизости щедрый ее источник.

Конные разведчики доложили, что на расстоянии десяти километров японцев не обнаружили, и мы двинулись в путь.

Со своим ординарцем Коренным я по привычке ехал впереди дивизиона. Подо мной был уже привыкший к хозяину вороной Монголец. Своими черными, с кровяными прожилками на белках глазами он дико озирался из-под длинной, свисавшей почти до ноздрей косматой гривы. Ехали мы сквозь высокую зелень посевов гаоляна, и на своих низких монгольских конях едва возвышаясь над зарослями. Впереди и по сторонам, насколько глаз хватало, не было ни одного селения, никакой постройки, однако узкая полевая дорога была набита до пыли, сквозь буйную мураву заметно выделялись наезженные колеи. Значит, по этой дороге происходит интенсивное движение. И все же нигде не видно ни конного, ни пешего, ни единой повозки. Наверное, на полях закончилась прополка и люди на время удалились, чтобы и самим отдохнуть, и не мешать буйному росту посевов. [465]

Вдруг за поворотом чуть не из-под самых копыт вспорхнула стайка ребятишек и тут же исчезла в густых зарослях гаоляна. Они были голые и настолько грязные, что спины их сливались с дорожной пылью, как тельца серых воробьев с густым безлистным кустарником. Мы не сразу их и заметили в пыли дороги, а они, видно, увлеклись игрой, не ожидали нашего появления, поэтому так близко нас подпустили.

Мы спешились. Отдал поводья Якову и стал быстро пробираться сквозь гаолян вслед за убежавшими детьми. Метров через сто посев закончился, и я оказался в густом кустарнике. Осторожно выглянул. Впереди стояла одинокая фанза с плоской крышей, ее окружал небольшой прямоугольный двор, огороженный тонкими слегами. Во дворе не было никаких построек, даже туалета, и ничего не росло, но он был чисто выметен: видно, двор служил хозяевам как ток, на котором они обмолачивали зерновые культуры.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:35


Сразу зайти в фанзу я остерегся: там могли быть и японцы. Решил несколько минут подождать, может, кто и выйдет. Спрятался за куст, наблюдаю сквозь ветки за двором. Яшка с автоматом на шее и поводьями в руках стоит за соседним кустом. Кони, опустив головы, жуют траву. Минут через пять из дома не спеша вышла стройная средних лет женщина. Она была совершенно голой. В руках — ничего. Длинные черные волосы распущены. Женщина медленно шла по двору и внимательно смотрела под ноги. Что-то она искала. Постепенно подошла к забору напротив меня, увидела сухую древесную кору, быстро подняла, затем подобрала несколько сухих травин. Я понял, что она ищет материал для растопки. Не взглянув в мою сторону, вернулась в фанзу. Окликать, тем более разговаривать с обнаженной женщиной я не стал, понадеялся, что следом выйдет мужчина. [466]

Из фанзы не доносилось никаких звуков. Терпеливо жду еще несколько минут. В дверях появляется та же самая обнаженная женщина. Когда она направилась опять в мою сторону, я медленно вышел из-за кустов. Пистолет на ремне загодя убрал за спину, руки мои свободно свисают вниз. Улыбаясь, доброжелательно смотрю на хозяйку. Она сначала испугалась, вздрогнула. Потом, зажав груди руками, стала внимательно меня рассматривать. Между нами метров шесть. Оставаясь на месте, я жестами стал спрашивать, где японцы. Показываю на звездочку на пилотке, кладу ладони на погоны, затем плоскими ладонями провожу от переносицы в стороны вверх, показывая раскосые глаза японцев. Она поняла, что я спрашиваю о военных японцах. Поочередно быстро подняла колени к животу, изображая бег, и, повернувшись ко мне спиной, вытянутой рукой обозначила направление бегства японцев. Чтобы не вести дальше диалог с неодетой женщиной, я изобразил на голове косички, тем спросив: а хозяин — мужчина где? Она и это поняла. Что-то крикнула в фанзу. Появился и встал с нею рядом мужчина, тоже голый и действительно с косичками на голове. Тогда я уперся глазами в китайца и начинаю разговаривать жестами только с ним. Женщина поняла мой намек, пошла в фанзу и быстро вернулась уже «одетая». В жизни не встречал больше женщин, которые бы так быстро одевались! С ее бедер свисали остатки трусов, немного прикрывая переднюю часть тела. Груди она по-прежнему держала в ладонях и всем своим независимым видом показывала, что на этот раз она уже одета и стесняться ей нечего. Теперь я все внимание обратил на лицо женщины. Мужчина догадался, что и ему надо бы одеться. Сходил в фанзу и предстал передо мною в таких же точно трусах, что у жены. Затем хозяин пригласил меня в дом. Я позвал Яшку, он привязал коней к изгороди и встал у входа в фанзу. [467]

Дверей ни в сени, ни из сеней в комнату не было, только проемы. Спрашиваю, где же двери? Китаец показал на лежащие в углу маты из стеблей гаоляна. Входим в комнату размером четыре на четыре метра. Рамы в двух окнах есть, а стекол нет. Ветерок шелестит остатками вырванной промасленной бумаги. Значит, на зиму окна, вместо стекол, заклеивают промасленной бумагой. Пол глиняный, чисто убран. Слева от входа, на некотором отдалении от стен и угла, стоит чугунный котел, вмазанный в печку. По диаметру — сантиметров семьдесят, вписывается в квадрат печки, оставляя вокруг небольшой, в полкирпича, зазор. На этой приступочке лежат штук десять палочек — это их ложки. Котел чисто вымыт. Рядом стоит погнутое, из тонкой белой жести ведерко. Стола нет. Представляю, как готовится обед и идет семейная трапеза. В котел наливают пару ведер воды, засыпают гаолян (крупа по цвету и форме похожая на нашу гречку, но твердая и невкусная) и варят. Потом семья окружает котел, вооружается палочками и быстро опустошает посудину. Из того же погнутого ведерка можно испить воды. Никакого стола, посуды для всего этого и не требуется, и мыть ничего не надо, палочки всегда облизаны.

Больше в фанзе ничего не было. От печки по полу вдоль стен шел квадратный глиняный дымоход-кан, уходящий возле стены вверх. В противоположном от печки-котла углу на полу лежала большая куча золы. Я спросил, почему хозяева не убирают из помещения золу? Китаец сначала не понимал моего вопроса. Тогда я взял в пригоршню часть золы и выбросил во двор через окно. Хозяин понял вопрос и высоким тинькающим голоском начал мне объяснять, зачем здесь зола. Я, естественно, не понимал. Тогда он высунул голову в окошко и громко что-то крикнул. В комнату вбежало четверо ребятишек от трех до семи лет. Все они были голые, грязные, пузатые и улыбающиеся. Они внимательно [468] смотрели на отца, ожидая, зачем он позвал их сюда. Отец что-то сказал сыновьям. Они подбежали к вороху золы, легли на него с разных сторон и быстро зарылись в пепел, оставив на поверхности только головы. Зажмурили глаза и изобразили спящих. Тут я понял: зола служит им постелью. Опять же — остроумно, быстро и просто.

Когда я выходил из комнаты в сени, увидел у стены прикрытую травой нашу ось от разбитой кухни. Я показал на нее рукой и несколько раз потыкал себе в грудь: дескать, это наша ось, это мы отдали ее вам. Китаец понял, внимательно всмотрелся в меня и, узнав, стал низко кланяться. Я же ни его самого, ни жену не признал. Нам все китайцы казались на одно лицо и одного возраста — тридцать лет. Кроме стариков, конечно.

В дальнейшем голые китайцы и китаянки встречались нам и в поле, и в кустарнике, где они работали или пасли скот. В населенных пунктах бедра всех взрослых китайцев были прикрыты. А богатые китайцы шествовали в длинных шелковых халатах. В первых небольших населенных пунктах, которые оказывались на нашем пути, нас поразило, что во всех поселках было по единственному топору на все селение. Топор был прикован цепью к внешней стороне большого пня, на котором люди рубили принесенные хворост, дрова и прочее.

Так произошло наше знакомство с китайцами в августе сорок пятого года.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:36


Кайлу — первый китайский город, встретившийся на нашем пути после того, как мы преодолели Большой Хинган. В этом городе мы организовали большой, часов на шесть, привал дивизиона. Нужно было покормить личный состав и коней, привести в порядок транспортные средства, разведать дальнейший путь. [469]

Город, состоявший из одно — и двухэтажных домиков, был сравнительно чистым. Стояла тихая солнечная погода, на открытых верандах хозяева-повара и парикмахеры настоятельно предлагали свои услуги. Они демонстрировали чистоту воды и посуды, своих рук и продуктов, готовые сразу, по знаку посетителя, приступить к готовке еды или бритью.

Японцы покинули город перед самым нашим приходом, и китайцы встречали нас восторженно. Мои артиллеристы тут же воспользовались радушием хозяев и посетили не только магазины и ресторанчики, но успели посмотреть местный диковинный для нас дом терпимости. Однако обслуживать их проститутки отказались, вывесив на дверях каморок, располагавшихся вдоль длинного коридора, красные тряпочки. Скорее всего их смутило большое количество «экскурсантов», а может, и интуитивное предчувствие неплатежеспособности посетителей. Но размалеванных молодых китаянок в ярких разноцветных халатиках наши люди рассмотреть успели.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 7 Фев 2020 10:36


...

И все-таки привал мы организовали в кустарнике за пределами городка. Чтобы размяться после долгого пребывания в седле, я взял в руки хворостинку и пошел с фотоаппаратом на шее в глубь кустарника. На полянке усердно щипали траву с десяток овец. Когда я подошел к ним, навстречу из кустов вышла пожилая женщина. Видно, она хотела своим появлением предупредить меня, чтобы я не принял овец за бесхозных. Овцы были, как и наши, небольшие. Зато китаянка поразила меня: она была полностью обнаженной. К моему удивлению, она нисколько не смущалась своей наготы. Видно, у них было так заведено, что в городе, поселке следует кое-как прикрывать бедра и грудь, а в кустарнике, в поле можно и раздетым ходить. Я поднес фотоаппарат к глазам, чтобы заснять женщину, но тут она застеснялась и повернулась ко мне спиной. Мне стало стыдно, и я опустил камеру.

Вернувшись в расположение дивизиона, я увидел, что он окружен плотной многорядной стеной китайцев. Взрослые и дети, мужчины и женщины из близлежащих деревень пришли поглядеть на странных русских военных. Они внимательно рассматривали орудия, повозки, машины, лошадей, солдат и все, чем солдаты занимаются: как готовят обед, как и что едят, как осматривают коней, повозки. [472]

Китайцев было так много, что наши двести пятьдесят человек со всем имуществом утонули в их плотном кольце. И только проворный старшина Макуха умело управлял этой толпой: показывал местным жителям черту, за которую они не должны ступать, что-то жестами объяснял, а главное, вел с ними, как и другие солдаты, бойкую торговлю. Покупал он у китайцев только те продукты, которые нельзя загрязнить, — арбузы и яйца. Макуха поднимал высоко над головой, например, рваную гимнастерку, а проще говоря, ветошь, предназначенную для чистки пушек, и желающие купить эту вещь китайцы поднимали руки. Старшина смотрел, у кого арбуз покрупнее, и знаком подзывал к себе. Тот подходил, клал арбуз к ногам покупателя и получал взамен гимнастерку. Потом старшина стал разрывать гимнастерки на части и получать арбуз уже за каждый рукав или спинку. Увидев это безобразие, я возмутился. Но старшина успокоил меня:

— Товарищ капитан, они ничего не понимают, рады любой тряпке, чтобы прикрыть наготу.

Я запретил разрывать вещи, и китайцы стали выторговывать цельные брюки и гимнастерки. Но я заметил, что многие наши солдаты покупали яйца и арбузы на деньги, сохранившиеся у них с войны на Западе. В ход пошли драхмы и левы, марки и пенги. Дело дошло до этикеток с пачек сигарет. Неграмотные китайцы все принимали. А политработники дивизиона безучастно наблюдали такую «торговлю» и только улыбались. Пришлось сделать им внушение, а солдатам запретить обманывать несчастных людей.

В 1947 году, демобилизовавшись из армии, я продолжил учебу в институте. Жили мы с женой так бедно, что годовалому сынишке не из чего было сшить курточку. В ход пошла реликвия — мои изрешеченные осколками мины брюки. Тогда-то я и вспомнил бедных китайцев. Мы оказались не богаче их.


Date84
Участник
Письмо
Land of the Rising Sun
# Дата: 8 Фев 2020 13:34


С интересом прочитал. Особенно необычно было встретить участок вечной мерзлоты посреди пустыни в августе, и ещё кучевое облако в долине.

Прокудин-Горский. Ляолянская операция - https://humus.livejournal.com/3387834.html
Здесь уже события первой мировой войны.

Ruxs
Участник
Письмо
Москва, Марьино. Дача восток МО, 15 км от Орехово-Зуево
# Дата: 8 Фев 2020 14:11


Подобные межмерзлотные воды встречаются в пустынных песчаных участках Якутии.

Date84
Участник
Письмо
Land of the Rising Sun
# Дата: 8 Фев 2020 16:20


Ruxs
встречаются в пустынных песчаных участках Якутии.

То Якутия, а это Гоби - около 40 с.ш.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D0%B1%D 0%B8

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 8 Фев 2020 16:41


кучевое облако в долине
Date84

Оно было не в долине, а на пологом восточном склоне Хингана, на высоте километра полтора. Я просто не всё процитировал (полный текст см. по ссылке).

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 8 Фев 2020 16:47


С интересом прочитал
Date84

Я тоже, возникло желание поподробнее почитать о климате и природе данного региона.

Уже читал некоторые книги, но о степях Монголии. Там небольшое кол-во осадков, порядка 250 мм в годы (как в российских полупустынях), но они компактно выпадают в течение 3-4 месяцев (в конце весны и летом), так что растительность степная, а не пустынная (в остальные месяцы года количество осадков мизерное).

Поэтому удивила информация, что в Гоби голые пески (их даже в Ср. Азии почти нет, это более характерно для Сахары и Аравии). Вопрос требует изучения и анализа.

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 8 Фев 2020 17:02


Вот уже более 65 млн лет природные условия Гоби не меняются. Местность здесь приподнята на высоту от 800 до 1700 м над уровнем моря, и за счет этого Гоби обладает самым резко-континентальным климатом на Земле. В летние месяцы температура в пустыне может подниматься выше +45 °С, а зимой опускаться до –40 °С. Причем зимы здесь бывают не только холодными, но и ветреными. В январе, самом холодном месяце в году, мороз –25 °С – не редкость. Летом перепады дневных и ночных температур могут составлять до 35 °С.

Это может показаться странным, но осадков в самой большой пустыне Азии выпадает не так уж и мало – около 150-200 мм в год. Этот показатель в 1,5 раза выше, чем в других пустынях мира. Основная влага попадает на иссушенную почву с мая по сентябрь в виде коротких ливней. Кроме того, зимой с гор Южной Сибири и даурских степей сильный ветер приносит в Гоби довольно много снега, который, растаяв, также увлажняет почву. На юго-востоке Гоби климат более влажный. Его значительно смягчают сезонные тихоокеанские муссоны. А в удаленной от океана западной части очень сухо, и осадков здесь почти не бывает.

У монголов принято разделять эту пустыню на 33 самостоятельных части, в каждой из которых растут разные растения, и местность имеет характерный только для этого участка рельеф. Гоби не однообразна: здесь встречаются большие котловины и выветренные скалистые останцы, оазисы и участки мелкосопочников, растрескавшиеся такыры и солончаковые впадины, сухие сайры из гравия и мягкие барханы. Кроме того, у жителей Монголии принято разделять пустынные просторы по цвету – на Красную, Желтую и Черную Гоби.

Почти везде под пустыней, на глубине всего 0,5-1,5 м, залегают огромные пласты пресных грунтовых вод. И в некоторых местах есть редкие выходы этих вод на поверхность в виде источников – кудуков. Из них обычно вытекают небольшие ручьи, которые вскоре теряются в иссушенной почве. Чистая вода – главная ценность засушливой Гоби, поэтому пустынные колодцы раньше копали специально. А теперь для поиска воды бурят скважины.

Местность вокруг подземных источников сильно отличается от бесплодной пустыни и внешне походит на луговую степь. В таких местах обычно останавливаются кочевники, выпасающие в Гоби скот. В холодные зимы вода в кудуках замерзает, и местные жители испытывают от этого большие проблемы.

Кроме подземных источников, на просторах Гоби можно встретить небольшие по размеру и глубине озера, вода в которых имеет горько-соленый вкус. Во время редких дождей они наполняются влагой, а в период засухи превращаются в высохшие вязкие солончаки.


https://wikiway.com/china/pustynya-gobi/



Date84
Участник
Письмо
Land of the Rising Sun
# Дата: 9 Фев 2020 15:07


CorvusCorax
Поэтому удивила информация, что в Гоби голые пески (их даже в Ср. Азии почти нет, это более характерно для Сахары и Аравии). Вопрос требует изучения и анализа.

Пустыню Гоби с ЮВ закрывают горы Хингана, ещё она расположена около 40 гр. с.ш. что близко к субтропическому поясу высокого давления, где даже над океанами осадков очень мало.

Это может показаться странным, но осадков в самой большой пустыне Азии выпадает не так уж и мало – около 150-200 мм в год. Этот показатель в 1,5 раза выше, чем в других пустынях мира. Основная влага попадает на иссушенную почву с мая по сентябрь в виде коротких ливней.

Наверно потому что короткие ливни не могут нормально увлажнить землю. Влажность низкая и влага быстро испаряется. Хотя если почти везде на 0.5-2м расположены грунтовые воды, чисто теоретически корни некоторых деревьев могут до них достать. Хотя если честно, верится с трудом, ведь в том рассказе они смогла докопаться до воды только на 7 метрах, и то в одном месте.

Date84
Участник
Письмо
Land of the Rising Sun
# Дата: 9 Фев 2020 15:53


CorvusCorax
Поэтому удивила информация, что в Гоби голые пески

Здесь ни пески, но тоже почти всё голое на сотни км вдоль этой трассы - https://www.google.com/maps/@45.7974672,109.345459 2,2a,75y,109.6h,91.47t/data=!3m6!1e1!3m4!1spiSLH9- jQRoukgJ6_X5SKA!2e0!7i13312!8i6656
здесь какая то крепость или развалины - https://www.google.com/maps/@44.6174557,110.283496 1,2a,75y,120.96h,86.1t/data=!3m6!1e1!3m4!1shRyQzzA kqQbZLO-v8B3YIQ!2e0!7i13312!8i6656

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 9 Фев 2020 22:00 - Поправил: vmt13


CorvusCorax
в Гоби голые пески (их даже в Ср. Азии почти нет, это более характерно для Сахары и Аравии). Вопрос требует изучения и анализа.


Видел с воздуха бескрайние пески к западу от Аму-Дарьи(Кара-Кум) при перелете из Ферганы в Ургенч.

Гоби - большая, песков немного(к западу - Такла-Макан - да). Это очень неоднородная среднегорная преимущественно каменистая пустыня(из-за рельефа местами - полупустыня). От "классического" жаркого засушливого субтропического пояса её отличает высота, рельеф и глубокая внутриконтинентальность, что определяет суровость климата и зимой, и летом.

В России есть почти аналог меньшего размера - закрытая почти плоская межгорная(около 1700м) котловина "Чуйская степь", примыкающая к границе Монголии. Была бы совсем, как Гоби, если бы не несколько стекающих с окружающих хребтов(Курайский, Южно-Чуйский с ледниками) небольших речек, в т.ч. верховья Чуи. Лесов нет совсем, степей, несмотря на название, фактически тоже, не считая небольших пойменных участков. Остальное - каменистая полупустыня. Климат можно оценить по ГМС Кош-Агач.

Date84
Участник
Письмо
Land of the Rising Sun
# Дата: 10 Фев 2020 16:33


CorvusCorax
но осадков в самой большой пустыне Азии выпадает не так уж и мало – около 150-200 мм в год. Этот показатель в 1,5 раза выше, чем в других пустынях мира.

Интересно - до какой степени раскаляются пески в пустыне в самое жаркое время года, может там ничего не растёт просто потому что растения не выдерживают такую температуру.
Во вторых - 150-200 мм, можно ли доверять этим цифрам? Кто вообще там измерял осадки?

svc
Участник
Письмо
СПб, где то между ULLI и ULSS
# Дата: 10 Фев 2020 17:00 - Поправил: svc


Date84
Во вторых - 150-200 мм, можно ли доверять этим цифрам? Кто вообще там измерял осадки?

Видимо, смотря где

Гашунская Гоби — равнина между восточными отрогами Тянь-Шаня и Хамийской впадиной на севере и горами Бэйшань на юге, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Является частью пустыни Гоби.
Рельеф полого-волнистый, со сложным лабиринтом широких лощин, разделённых плоскими холмами и скалистыми гривами относительной высоты до 100 м. Каменистая, частично галечная безводная пустыня; в замкнутых депрессиях — солончаки. Климат резко континентальный; абсолютные максимальные температуры летом до +40 °C, абсолютные минимальные зимой до −32 °C. Осадков менее 50 мм в год. Растительность сильно разреженная; по временно увлажняемым руслам — одиночные кусты тамариска, зайсанского саксаула, селитрянки; однолетние солянки. Среди животных — джейран, дикий осёл — кулан-джигетай, дикий верблюд, обильны грызуны и пресмыкающиеся.


Т.е. местами количество осадков как в Атакаме.

Параллельно почитал также про амбициозный китайский проект (Китайская Зеленая стена) по озеленению 350 тыс кв км пустыни Гоби, для того чтобы остановить наступление пустыни на плодородные территории и защититься от пыльных бурь. Официально озеленили уже 200 тыс кв км, но пока что удалось только снизить масштабы опустынивания.

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 10 Фев 2020 19:37


Видел с воздуха бескрайние пески к западу от Аму-Дарьи(Кара-Кум) при перелете из Ферганы в Ургенч.
vmt13

Ну всё-таки совсем голых песков в Ср. Азии мало. В основном они закреплённые и полузакреплённые: на склонах барханов растут кустарники, а в межбарханных понижениях и травы.

Как-то так:
http://meteocenter.net/photo/baikonur2/pages/image /imagepage40.html

Это пески Большие Барсуки около ст. Челкар (Шалкар) в 400 км северо-западнее Байконура. Сосны высажены в царское время.
Вообще в песках довольно богатая растительность, в глинистой пустыне её намного меньше (снято рядом с предыдущим снимком):

http://meteocenter.net/photo/baikonur2/pages/image /imagepage41.html

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 10 Фев 2020 22:59


CorvusCorax
Это пески Большие Барсуки около ст. Челкар (Шалкар) в 400 км северо-западнее Байконура.

Так пустыни(песчаные) все южнее - Кара и Кызыл-кумы. Разве не так?
Если без песков - то Устюрт даже пожёстче будет.. Потому первую царскую ЖД и протянули через Челкар.

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 10 Фев 2020 23:06


svc
китайский проект (Китайская Зеленая стена) по озеленению 350 тыс кв км

Я, наверное, уже не доживу до таких Российских проектов..
Хотя для Казахстана это еще более актуально.
У них же через широкий "коридор" в районе Актюбинска(география процессов обтекания с юга Урала такая) прорываются постоянно штормовые ветры и выдувают почву с "поднятой целины". Хоть бы ветряков наставили, всё б тормозили потоки:)

Sempervirens
Участник
Письмо
#Сгинь_коронашиза!
# Дата: 10 Фев 2020 23:31


CorvusCorax
Вообще в песках довольно богатая растительность, в глинистой пустыне её намного меньше (снято рядом с предыдущим снимком):

Да, интересный факт, хотя казалось бы глина многократно более влагоёмка чем пески, но тут важную роль играет близость грунтовых вод под песками, в то время как под глинистыми пространствами они могут быть на глубине много десятков метров. И из глины при всей её влагоёмкости ниже определённого порога растения уже не могут извлекать воду, хотя её ещё немало.

Почти везде под пустыней, на глубине всего 0,5-1,5 м, залегают огромные пласты пресных грунтовых вод. И в некоторых местах есть редкие выходы этих вод на поверхность в виде источников – кудуков.


Нет, это или ошибка или абсурд, при такой близости пресных грунтовых вод там никакой пустыни бы не было, было бы почти болото с зарослями тростников.

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 10 Фев 2020 23:46


Sempervirens
казалось бы глина многократно более влагоёмка чем пески

Чистая глина - водонепроницаема. Но чаще - суглинки с разным "процентом песка". У меня 6-метровая скважина(большого диаметра), когда выбирали - на вид, как глина, но с водой - это супесь. Хорошая штука! Был бы просто водоносный песок(текучий!) - никакой бы насосной станции у меня не было бы:). Да и старого колодца - тоже.

Sempervirens
Участник
Письмо
#Сгинь_коронашиза!
# Дата: 10 Фев 2020 23:54


vmt13
Чистая глина - водонепроницаема.

Чистая жирная глина нечастое явление, тем более в сухих степях и пустынях, верхние горизонты которых многократно перевеяны эоловыми процессами и в прошлом дно морей и озёр. Но даже жирная глина слабо, но пропускает воду, если она пронизана корнями растений, имеет поры и частично оструктурена комками.

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 11 Фев 2020 00:08 - Поправил: vmt13


Sempervirens
<чистая глина> пропускает воду, если она пронизана корнями растений

Подтверждаю давним наблюдением на рыбалке. Что-то скрепер выравнивал, срезал полметра грунта, а там- голимая глина была, и по цвету, и по структуре никакого песка даже с иссушенных комков не осыпалось. Недели через две снова приехали - появились очень редкие ростки - названия не знаю, потом подросли - высокие южные сорняки с колючими листями и крупными красно-фиолетовыми бутонами-цветами, края - тоже колючие. И только, когда они там "поработали" пару месяцев - стали появляться и другие сорняки, менее вредные. Запомнил - потому что удивился живучести(ливни там очень редкие летом).

Sempervirens
Участник
Письмо
#Сгинь_коронашиза!
# Дата: 11 Фев 2020 00:18 - Поправил: Sempervirens


vmt13
высокие южные сорняки с колючими листями и крупными красно-фиолетовыми бутонами-цветами, края - тоже колючие.

Чертополох скорее всего, или бодяк (осот розовый)

Запомнил - потому что удивился живучести(ливни там очень редкие летом).

Да у них спящих почек на корневищах тьма - змей-горынычи настоящие.

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 11 Фев 2020 00:26 - Поправил: vmt13


Sempervirens
Чертополох скорее всего, или бодяк (осот розовый)

Четополох, я все-таки отличаю:), пусть будет Осот, хотя я его знаю не колючий(почти), а тот все-таки сильно. Но это не принципиально, важна последовательность - самые "крутые" начинают, приживаются, потом подтягиваются чуть менее выносливые, а на следующий сезон, там наверное, уже было не отличить:) Так создается почва?

Sempervirens
Участник
Письмо
#Сгинь_коронашиза!
# Дата: 11 Фев 2020 00:33


vmt13
Так создается почва?

Так создаётся всё, с самого живучего до самого изысканного, вроде степных первоцветов.

vmt13
Участник
Письмо
Новосибирск
# Дата: 11 Фев 2020 00:52


Sempervirens
первоцветов

Это которые ядовитые?

. 1 . 2 . 3 . >>
Ваш ответ

          Отменить *Что это?

 » Логин  » Пароль 
 
 


Поддержка: miniBB forum software © 2001-2020