Байконур. История и современность.

Полезные ссылки:
Метеоцентр.Азия - наш сайт с высокодетализированными прогнозами погоды по пунктам Pоссии и мира
Облегчённая версия Метеоклуба (для смартфонов)

Байконур. История и современность.

Сейчас в Метеоклубе:
Участников - 1 [ Morozov_S ]
Максимальное одновременное количество посетителей: 308 [2 Ноя 2013 22:42]
Гостей - 296 / Участников - 12

 - Начало - Ответить - Статистика - Pегистрация - Поиск -

МЕТЕОКЛУБ : независимое сообщество любителей метеорологии (Европа и Азия) : ФОРУМ О ПОГОДЕ И ПРИРОДЕ / Путешествия, география, история / Байконур. История и современность.
<< . 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . >>
Автор Сообщение
CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Jun 2020 08:32


Совсем Вы там обжились?
Minus

Да, тут конечно есть и минусы, но плюсов больше по сравнению с российскими мегаполисами.

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Jun 2020 08:34


Но большие деревья, видно, не могут вырасти. Сухо.
Minus

Лучше всего карагачи (вязы) растут в пустынном климате, почти без полива.
Раньше было много тополей, но значительная часть их высохла в начале 1990-х.

Есть и ивовые рощицы, высаженные в начале 2000-х, но они требуют усиленного полива.

Sunspot
Участник

Ульяновск
# Дата: 3 Jun 2020 08:44


Байконур.
Совсем Вы там обжились?
Minus
Да, тут конечно есть и минусы, но плюсов больше по сравнению с российскими мегаполисами.

CorvusCorax
Гулять ходите в город? Места любимые есть? В парки, на речку?
Что вообще есть из "цивилизации"? Кафешки, аттракционы?

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Jun 2020 09:10


Гулять ходите в город?
Sunspot

Мы и так в центре города, всё рядом :)
Выражение "ходить в город" использовалось у нас в Самаре, при поездках с окраины в центр.

Из цивилизации есть практически всё)

Правда, городской парк заброшен, аттракционы не работают несколько лет. Там малолюдно, но для прогулок вполне подходит.
Изыскиваются средства на его реконструкцию.

Есть ряд других парков, окультуренных, но там проходной двор, народа много по вечерам.

Кафе тут очень много и цены демократичные, многие горожане в пятницу и субботу активно их посещают (пиво-водка, шашлык-машлык, салаты, горячие блюда). Правда, из-за пандемии этот сервис приостановлен, 2.5 месяца кафе работали только на вынос, сейчас некоторые открылись очно, но не все.

На берегу реки 2 года назад построили новую зону пляжного отдыха, она есть в ролике. Там довольно цивильно.

А также есть с конца 1960-х - начала 1970-х стадион, спорт. зал, бассейн, дворец пионеров (тоже всё есть в ролике). Всё поддреживается в приличном состоянии и периодически ремонтируется.

Sunspot
Участник

Ульяновск
# Дата: 3 Jun 2020 09:30


CorvusCorax
Ок, спасибо.

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Jun 2020 10:44


Кстати, в связи с юбилеем города подняли зарплату работникам ЖКХ (дворники, сантехники и т.п.) с 12 до 18 тыс. рублей.

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 1 Янв 2021 10:58 - Поправил: CorvusCorax


31 декабря 2020 г. в Санкт-Петербурге ушёл из жизни Дмитриенко Геннадий Дмитриевич,
первый Глава администрации города Байконур (с 1994 по 2002 год), ветеран космодрома Байконур,
заслуженный испытатель космической техники, почетный гражданин города Байконур.

Родился 14 марта 1950 года в г. Кузнецке Пензенской области. На
Байконур приехал в 1972 г. после окончания Ростовского высшего
командно-инженерного училища им. Главного маршала артиллерии М.И.
Неделина. Прошел путь от инженера станции измерительного пункта до
заместителя начальника космодрома Байконур. За многолетнюю
добросовестную военную службу награжден орденами «За заслуги перед
Отечеством» IV степени и «Красной Звезды», многочисленными медалями.

23 декабря 1994 г. решением Президентов Российской Федерации и
Республики Казахстан полковник запаса Г.Д. Дмитриенко был назначен
Главой администрации г. Байконур. В сложное для Байконура время
перехода в режим функционирования в условиях аренды и становления
исполнительной власти Российской Федерации на комплексе «Байконур»,
Г.Д. Дмитриенко возглавил разработку основных нормативных документов,
регламентирующих взаимоотношения городских служб с государственными
органами РФ и РК. Под его руководством была сформирована городская
администрация, которая в сложных социально-политических условиях и
неблагоприятной экономической обстановке обеспечила жизнедеятельность
города, сохранение инфраструктуры комплекса и контингента
профессиональных кадров. В тесном сотрудничестве с руководством
Российского авиационно-космического агентства (ныне госкорпорация "Роскосмос") и
командованием космодрома, администрация города под руководством
Г.Д. Дмитриенко успешно решала многочисленные проблемы жизнедеятельности
города Байконура и внесла большой вклад в успешную реализацию
российских космических и оборонных программ, а также в международное
сотрудничество.

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 2 Мар 2021 10:37


Сегодня исполнилось 65 лет с начала метеорологических наблюдений на Байконуре.

Материалы, подготовленные в 2016 году к 60-летнему юбилею:

Стихия под наблюдением (док. фильм)
https://www.youtube.com/watch?v=UzzeaLy5SsI

Статья в городской газете
http://gazetabaikonur.ru/meteokompleks-stihiya-pod -nablyudenie

Статья на корпоративном сайте
https://baikonur.russian.space/637/

slava31
Участник

Монино
# Дата: 2 Мар 2021 14:38


«Роскосмос» подтвердил кражу оборудования с Байконура

https://www.kommersant.ru/doc/4711856?utm_source=y xnews&utm_medium=desktop

Sunspot
Участник

Ульяновск
# Дата: 3 Апр 2021 19:51


Обыкновенная жизнь Байконура, сочные фотографии - URL


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Апр 2021 20:40


Sunspot

Там есть ряд фотографий с нашего аэропорта.

А также и с метеослужбы космодрома:





В этом году субботники особенно грандиозные в преддверии 65-летия полёта Гагарина.

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 3 Апр 2021 20:42


Есть ещё галерея снимков города с дрона

https://baikonur.russian.space/961/

И интерактивные панорамы со стартовых площадок

https://baikonur.russian.space/691/

Sunspot
Участник

Ульяновск
# Дата: 4 Апр 2021 08:26


Там есть ряд фотографий с нашего аэропорта.
субботники
CorvusCorax
Да, посмотрел уже, спасибо.
У нас тоже скоро субботники.:)

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 4 Апр 2021 12:55


Sunspot

У нас они уже неделю идут, т.к. гости и начальство уже съезжаются :)

Sunspot
Участник

Ульяновск
# Дата: 5 Апр 2021 10:04


В этом году субботники особенно грандиозные в преддверии 65-летия полёта Гагарина.
CorvusCorax
Понятно. Только 60-летия наверное. Вон, Роскосмос уже о символике озаботился -
https://www.roscosmos.ru/29853/

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 5 Апр 2021 11:59


60-летия наверное
Sunspot

Да, спасибо. Всё время путаю с возрастом космодрома (в том году 65-летие отметили).

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 11 Апр 2021 10:21


Из воспоминаний Н.П. Каманина, 1961 г.

5 апреля. Тюра-Там.

Встал в 5 часов утра, чтобы ехать на аэродром... Ранним утром Москва пустынна и, пожалуй, наиболее привлекательна. Каменный мост, Манежная площадь, Большой театр, площадь Дзержинского, улица Кирова, вокзалы, Сокольники — все это очень знакомо и как-то по-новому дорого. Ночью выпал снег, за городом настоящий зимний пейзаж. Восходит багровое солнце, быстро бегут обрывки облаков, их становится все меньше и все больше открывается голубого неба — день, судя по всему, будет хорошим.

На аэродроме Чкаловская готовы к вылету три самолета Ил-14. Как и в прошлый раз на старт летят все шесть космонавтов, а также инженеры, врачи, кинооператоры. В моем самолете летят Гагарин, Нелюбов, Попович, Яздовский, Карпов, Холодков и Алексеев. В самолете генерала Горегляда — Титов, Николаев, Быковский, Азбиевич, Никерясов, Никитин, академик Парин. В третьем самолете летят врачи и кинооператоры. Самолеты взлетают с 15-минутным интервалом. Погода отличная, идем с попутным ветром в Тюра-Там без промежуточной посадки.



В 14:30 по московскому времени садимся на аэродроме Тюра-Тама. Нас встречают Королев, Галлай и офицеры штаба полигона... Сергей Павлович высказал пожелание, чтобы космонавты основательно повторили несколько раз порядок ручного спуска, провели занятия по связи и тренировки в скафандрах. Я ответил ему, что все это входит в наши планы и необходимые тренировки будут проведены. Королев показал свой ориентировочный план работ. Он считает, что 8 апреля ракету уже можно будет вывозить на старт, а 10–11 апреля совершить полет. Как обычно, Королев торопится, но до 15 апреля полет вполне может состояться.

Все последнее время и сейчас, когда я пишу эти строки, меня неотступно преследует одна и та же мысль — кого послать в первый полет, Гагарина или Титова? И тот, и другой — отличные кандидаты, но в последние дни я все больше слышу высказываний в пользу Титова, и у меня самого возрастает вера в него. Титов все упражнения и тренировки выполняет более четко, отточенно и никогда не говорит лишних слов. А вот Гагарин высказывал сомнение необходимости автоматического раскрытия запасного парашюта, во время облета района посадки, наблюдая оголенную, обледенелую землю, он со вздохом сказал; «Да, здесь можно крепко приложиться». Во время одной из бесед с космонавтами, когда я рекомендовал им пройти катапультирование с самолета, Гагарин отнесся к этому предложению довольно неохотно. Титов обладает более сильным характером. Единственное, что меня удерживает от решения в пользу Титова — это необходимость иметь более сильного космонавта на суточный полет. Второй полет на шестнадцать витков будет бесспорно труднее первого одновиткового полета. Но новый полет и имя первого космонавта человечество не забудет никогда, а второй и последующие забудутся так же легко, как забываются очередные рекорды.

Итак, кто же — Гагарин или Титов? У меня есть еще несколько дней, чтобы окончательно решить этот вопрос. Трудно решать, кого посылать на верную смерть, и столь же трудно решить, кого из 2–3 достойных сделать мировой известностью и навеки сохранить его имя в истории человечества.


6 апреля.

В гостиницу вернулись около 11 часов ночи. Я весь день наблюдал за Гагариным: мы вместе обедали, ужинали и возвращались в автобусе. Сегодня он держится молодцом — в его поведении я не заметил ни одного штриха, который не соответствовал бы обстановке. Спокойствие, уверенность и твердые знания — вот его характеристика за день.

7 апреля.

Говорил с Вершининым по «ВЧ», доложил, что у нас все идет нормально, пуск намечен на 11–12 апреля. Главком передал, что американцы планируют полет человека в космос на 28 апреля. Я сказал ему, что они раньше нас человека не запустят. 24 марта у них был большой провал: капсула «Меркурий» не отделилась от носителя и затонула в океане.

К нам на старт никто больше не прилетит. Начальства здесь и так больше, чем нужно.

8 апреля

Под председательством Руднева состоялось заседание Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток-3А». Рассмотрели и утвердили задание на космический полет, составленное и подписанное мной и Королевым. Содержание задания: одновитковый полет вокруг Земли на высоте 180–230 километров; продолжительность полета 1 час 30 минут; цель полета — проверить возможность пребывания человека в космосе на специально оборудованном корабле; проверить в полете оборудование корабля и радиосвязь; убедиться в надежности средств приземления корабля и космонавта.

Комиссия заслушала мой и капитана 1-го ранга Миловского доклады о готовности средств поиска, после чего остались только члены комиссии и обсудили на закрытом заседании еще ряд вопросов. Первый вопрос: кто полетит? От имени ВВС я предложил первым кандидатом на полет считать Юрия Алексеевича Гагарина, а Германа Степановича Титова — запасным. Комиссия единогласно согласилась с моим предложением.

9 апреля.

Сегодня Королев пустил «девятку» (МБР Р-9), пуск прошел нормально — маршал Москаленко оценил его как рождение новой межконтинентальной ракеты. Несколькими днями раньше состоялся пуск МБР Янгеля Р-16, которая достигла «цели» на Камчатке с очень высокой точностью (отклонение по дальности 400 метров, а по направлению 50 метров).

В этот воскресный день мы все время оставались на десятой площадке. Ребята отдыхали, занимались спортом, играли в шахматы, смотрели кино. Руднев и Москаленко говорят, что пуск состоится 14–15 апреля. Главная задача — не торопиться и все тщательно еще и еще раз проверить.


10 апреля.

В 11 часов в павильоне на берегу Сырдарьи состоялась встреча с космонавтами. В очень простой, дружественной обстановке Руднев, Москаленко, Королев встретились с Гагариным, Титовым, Нелюбовым, Поповичем, Николаевым и Быковским. Встреча началась с выступления Королева. Он сказал: «Не прошло и четырех лет с момента запуска первого спутника Земли, а мы уже готовы к первому полету человека в космос. Здесь присутствуют шесть космонавтов, каждый из них готов совершить первый полет. Решено, что первым полетит Гагарин, за ним полетят другие — уже в этом году будет подготовлено около десяти кораблей «Восток». В будущем году мы будем иметь двух — или трехместный корабль «Север». Я думаю, что присутствующие здесь космонавты не откажут нам в просьбе «вывезти» и нас на космические орбиты. Мы уверены — полет готовился обстоятельно, тщательно и пройдет успешно. Успеха вам, Юрий Алексеевич!»



Выступление К. Н. Руднева: «Партия, правительство и лично Никита Сергеевич Хрущев направляли всю нашу работу по подготовке первого полета человека в космос. Ученые, конструкторы, инженеры и рабочие немало потрудились над созданием космического корабля «Восток». Сегодня этот корабль на старте, его два предшественника в марте дважды продемонстрировали нашу готовность послать человека в космическое пространство. Мы все уверены — полет подготовлен хорошо и будет успешно выполнен».

Выступление маршала К. С. Москаленко: «Родина, труды ученых, инженеров, конструкторов и рабочих дали нам возможность все подготовить к первому в мире полету человека в космос. Очень большая заслуга в этом всеми нами уважаемого Главного конструктора Королева Сергея Павловича. Кроме нашей уверенности в технике у нас есть полная уверенность и в подготовленности всех присутствующих здесь космонавтов и, в первую очередь, в вашей подготовленности, Юрий Алексеевич. От имени министра обороны маршала Советского Союза Малиновского, от себя лично я поздравляю вас, товарищ Гагарин, с высоким и ответственным поручением Родины. Летите, дорогой Юрий Алексеевич, и возвращайтесь на советскую землю в объятия всего нашего народа».

Примерно в том же духе выступили я и полковник Е. А. Карпов — начальник ЦПК ВВС. Затем выступили Гагарин, Титов и Нелюбов. Они поблагодарили за доверие, выразили твердую уверенность в успехе первого космического полета и напомнили о необходимости готовить следующие, более сложные полеты в космос. Встреча была теплой, задушевной. Умудренные жизненным и профессиональным опытом маршал, генералы и Главный конструктор Королев, как родных сыновей, напутствовали космонавтов на свершение величайшего в мире подвига.



Вечером состоялось торжественное заседание Государственной комиссии под председательством Руднева. В коротком вступительном слове председатель объявил о цели собрания и предоставил слово Королеву. Сергей Павлович сказал: «Корабль готов, вся аппаратура и оборудование проверены и работают отлично, прошу комиссию разрешить первый в мире полет космического корабля с пилотом-космонавтом на борту». Комиссия единогласно решила: «Утвердить предложение Королева о производстве первого в мире полета космического корабля «Восток» с космонавтом на борту 12 апреля 1961 года». Затем слово предоставили мне. Я официально представил комиссии всех космонавтов — Гагарина, Титова, Нелюбова, Николаева, Быковского, Поповича и доложил, что все они отлично сдали выпускные государственные экзамены. Приказом главнокомандующего ВВС Главного маршала авиации Вершинина К. А. им впервые в нашей стране официально присвоено звание пилотов-космонавтов ВВС. Любой из шести полностью подготовлен и готов совершить первый космический полет. Трудно из шести отличных выделить первого. Я сказал, что, по мнению командования ВВС, первым можно утвердить Гагарина, а запасным — Титова. Комиссия единогласно утвердила первым пилотом-космонавтом Гагарина Юрия Алексеевича, а запасным, — Титова Германа Степановича. Заседание комиссии было заснято на кинопленку, а все выступления записаны на магнитофон. З

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 11 Апр 2021 10:22


Заседание проходило в зале монтажного корпуса на 2-й площадке, присутствовало более 70 человек.


11 апреля.

В 5:00 ракету вывезли на старт. С 10 часов с космонавтами проводил занятия К.П.Феоктистов. Расчетный график полета следующий (время московское): 09:07 — старт. 09:09 — отделение первой ступени носителя. 09:18 — отделение корабля от носителя. 09:50 — солнечная ориентация. 10:15 — первая команда. 10:18 — вторая команда. 10:25 — третья команда. 10:25:47 — включение ТДУ. 10:36 — сгорание антенн. 10:43:43 — отделение шара от приборного отсека. 10:44:12 — катапультирование космонавта из шара.



В 13:00 на стартовой площадке состоялась встреча Гагарина с солдатами, сержантами и офицерами боевого расчета. Присутствовали Королев, Келдыш, представители промышленности. Я представил собравшимся старшего лейтенанта Гагарина. Юра произнес короткую, но прочувствованную речь, поблагодарил присутствующих за их большой труд по подготовке старта корабля.

Несколько минут мы занимались с Юрой уточнением завтрашнего распорядка дня. Для того чтобы облететь земной шар, требуется всего полтора часа, а космонавту необходимо сесть в корабль за 2 часа до старта и ждать начала полета. Надо признать несовершенство подобной организации подготовки к старту. Этот вопрос занимал меня, Королева и врачей. Мы пытались сократить время ожидания полета космонавтом хотя бы до 1 часа 30 минут, но из этого ничего не вышло. Только на закрытие люка и на отвод установщика и ферм требуется больше часа. Проверка скафандра, связи и оборудования корабля занимает 20 минут. Мы все отлично понимаем, что бездеятельное ожидание старта очень неприятная необходимость для космонавта, и поэтому я буду занимать Юру радиоразговорами и сообщать ему о ходе подготовки к полету.

В 21:30 заходил Королев, пожелал спокойной ночи и пошел спать. Юра и Герман тоже собираются спать, я слышу их разговор в соседней комнате. Итак, завтра совершится величайший подвиг — первый в мире полет человека в космос. И совершит этот подвиг скромный советский человек в форме старшего лейтенанта ВВС — Гагарин Юрий Алексеевич. Сейчас его имя никому ничего не говорит, а завтра оно облетит весь мир, и его уже никогда не забудет человечество.


"Скрытый космос", книга 1

http://militera.lib.ru/db/kamanin_np/61.html

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:16


Воспоминания Анатолия Зарецкого о службе на Байконуре в конце 1960-х - начале 1970-х (работы по ракете Н-1)

https://proza.ru/2014/02/18/1410


Потянулись ”степи-степи оренбургские – необъятная целина”. Мы уже ехали по одноколейке среднеазиатской железной дороги. В этом проявились некоторые преимущества. Едва поезд останавливался на любом из разъездов, можно смело выходить из душного вагона и прогуливаться на воле, пока ни пройдет встречный поезд.
Долго ехали через какой-то горный массив. Горы невысокие, но поразило обилие битых вагонов на дне неглубоких ущелий. А в одном месте распластался огромный паровоз пятидесятых годов. Вряд ли эту технику сбрасывали туда специально.
Вскоре выбрались на равнину. Унылый, почти лунный пейзаж. Подсоленные белесые проплешины, лишенные растительности, перемежались небольшими участками, покрытыми выгоревшей на солнце травой. Изредка попадались пески, слегка скрепленные бурой верблюжьей колючкой.

А в вагоне уже стало невыносимо жарко. Кондиционер не работал. И вскоре все окна были открыты настежь. Повсюду загуляли сквозняки, занося тучи пыли, хрустящей на зубах.
Появились казахские поселения. Самая заметная их часть – кладбище. Само поселение, сливающееся по цвету с унылым ландшафтом, издали почти не видно. Невысокие глинобитные домики с плоскими крышами, глинобитные заборы той же высоты. Смотрится, как нагромождение незавершенных строений.

А вот кладбище – это отдельно стоящие домики, без заборов. Некоторые с красивыми голубыми куполами, нередко отделанными золотыми каемками, ослепительно сверкающими на солнце. И кладбище по площади значительно больше поселения. Мертвых всегда больше, чем живых.
Замелькали ослики и верблюды. Странно было видеть экзотическую живность не в зоопарке, а на воле. Иногда на них важно восседали аборигены в теплой одежде не по сезону, переносимые ими по раскаленной бескрайней равнине неведомо, куда и зачем.

На всех остановках в вагоны врывались полуголые казахские дети, предлагавшие кумыс в бутылках, вяленую рыбу, сыр и другие местные продукты.
Хотели, было, купить для пробы пару бутылок кумыса. Пожилая казашка, сидевшая у вагона прямо в пыли, быстро разлила кумыс из грязного чайника по таким же немытым бутылкам и подала нам. Она долго не могла понять, что нам нужен кумыс в бутылках, закрытых пробками. Мы-то наивно полагали, что это кумыс фабричного производства. Все оказалось куда проще. Казашка пошарила рукой вокруг себя, нашла в песке две первые попавшиеся, кем-то брошенные пробки, ловким ударом закрыла ими бутылки и подала нам. А детишки уже тащили ей пустые бутылки, только что выброшенные из окон вагона. В общем, оборот посуды шел в условиях полной антисанитарии. Пробовать кумыс расхотелось.

Уже во второй половине дня добрались до Аральского моря. Поезд остановился на станции с таким же названием. А море заглядывало даже в окна вагонов. Торговля шла с размахом. Рыбы видимо-невидимо – и свежей, и вяленой. А главное, относительно дешевой. Вот только, зачем она мне, если ни к чему не лежит скорбящая душа.

Лишь море не смогло оставить равнодушным. Казалось, до него можно добежать, броситься в его волны и плыть-плыть-плыть, пока хватит сил. Чёрт с ней, с воинской службой.
В последний раз взглянул на море, даже не подозревая, что вижу его таким действительно в последний раз. Что, проезжая эту станцию через два года, вместо морской глади обнаружу все те же приаральские Кара-Кумы, да остовы ржавых морских посудин, которым до воды уже не добраться никогда.

Поздним вечером высадились на станции Тюра-Там. Темень непроглядная. Освещено лишь неказистое приземистое здание станции. Нашего попутчика действительно встречали. В кузове грузовика, крытого тентом, поместились все, вместе с вещами.
Ехали недолго. Едва остановились, в кузов влезли два бойца в необычной форме. Зеленые широкополые шляпы, гимнастерки с короткими рукавами и отложным воротником, брюки навыпуск, с манжетами, ботинки. Прямо на голых руках у бойцов болтались красные повязки с надписью “Служба режима”.
– Это форма для южных республик. Здесь ее называют мобутовкой, – заметив наше удивление, пояснил попутчик.
У всех проверили документы, у нас еще и вещи. И мы въехали в город Ленинск.

Минут десять езды по городу, и нас выгрузили на главной площади у центральной гостиницы. Площадь показалась довольно солидной для небольшого городка. Как пояснили попутчики, здание напротив гостиницы – штаб гарнизона, слева – гарнизонный дом офицеров, а справа – центральный универмаг. За домом офицеров – парк с аттракционами, за парком – пляж Сыр-Дарьи.
В штабе отметили наши предписания и известили, что направления в часть мы получим лишь послезавтра. А пока дали разрешение на проживание в гостинице.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:17


Я оказался один в двухместном номере, окна которого выходили во двор. В номере было невыносимо жарко. Зато был балкон. Тут же перенес туда кресло. С балкона просматривались лишь огни в окнах лестничных пролетов нескольких домов напротив. Где-то внизу журчала вода. Похоже, именно оттуда веяло прохладой. Устроившись ненадолго в кресле, не заметил, как задремал.

Я проснулся от холода. Быстро вошел в душный номер. Было уже пять утра.

Быстро согревшись в теплом номере, мгновенно уснул, увы, без сновидений. Проснулся от мощного зуда комариного роя, который, очевидно, влетел в открытую балконную дверь. Меня уже успели искусать так, что распухли и болели губы. А утром обнаружил огромный синяк под глазом. Такая вот оказалась у меня реакция на укусы местных комаров.

Вид у меня был действительно непрезентабельным. А ведь завтра представляться командованию, для получения направления в часть.

Выходной провели, изучая город и его достопримечательности. Одного дня хватило на все. Город Ленинск понравился. Тогда он еще строился, причем, бурными темпами. То был город молодежи и детей. Стоял август, и было жарко, как в печке. Повсюду продавали газированную воду и не только в стаканах, но и в пивных кружках, и мы ходили от одной точки к другой. Позже узнал, что в жару лучше поменьше пить, да и то желательно подсоленную воду.

Понравилась Сыр-Дарья. Тогда она еще была бурной и полноводной. Вода в ней, правда, чистотой не отличалась, но люди “купались”. На берегу, неподалеку от кинотеатра, обнаружили сероводородный источник. Если привыкнуть к запаху, можно приобрести замечательный морской загар. После купания в реке или в источнике народ направлялся под душ. Душевые с множеством распылителей чистой воды располагались прямо на пляжах на открытом воздухе.
Работали кафе, рестораны, и магазины, которые поразили обилием дефицита. Оказалось, в Ленинске особое, “московское” снабжение.

Вдоль улиц тянулись желоба, вроде арыков, в которых журчала вода. Много невысоких молодых деревьев со следами полива. В общем, воду здесь не жалели. И ее, похоже, хватало на все.
Город закрытый. Жесткая пропускная система.

Станция Тюра-Там – полная противоположность. Невзрачные глинобитные домишки. Вдоль улиц – канавы с нечистотами. Пыль, грязь, вонь.
У станции экзотическая толпа одетых в теплые халаты и национальные войлочные шапки казахов и закутанных с ног до головы в цветное тряпье казашек. Стайки грязных, полуголых детей. Верблюды и ослики. Прямо на земле, в пыли – торговые ряды. Типичный азиатский рынок. Средневековье.

Наконец, получил назначение. Завтра с утра должен быть на службе. Жить буду при части, то есть, увы, не в Ленинске, а на площадке 113, почтовый ящик Ленинск-8. А в городе останутся только женатые офицеры с семьями.

Полдня получали пропуска. Из-за комариных укусов, возникла проблема с фотографированием. В конце концов, руководство решило снимать таким, какой есть. Так что года два я ходил с пропуском, глядя в который почти все проверяющие ухмылялись, а некоторые откровенно смеялись. Действительно, на мое фото нельзя было смотреть без смеха. Перекошенный опухолью рот, синяк под глазом. И все это еще и улыбалось улыбкой идиота.

Наутро отправился к месту назначения – на площадку 113. Это в тридцати-сорока километрах от города. От центральной гостиницы до городской железнодорожной станции минут пятнадцать ходьбы. Платформу, от которой отправлялся поезд на станцию “Песчаная”, нашел быстро. Вот только билетной кассы сходу обнаружить не удалось. А расспросы спешащих на посадку офицеров вызвали дружный смех.

Мне пояснили, что поезд здесь называется “мотовозом”, а билетов просто нет. Их заменяют служебные пропуска, которые предъявляют бойцам службы режима.
Мотовоз ходит редко: утром везет на работу, вечером – c работы. Есть еще платный автобус, заполняющий паузы в железнодорожном расписании. Кроме того, всегда можно уехать попутками, коих бесчисленное множество.

С трудом нашел свободное место в одном из вагонов мотовоза – пассажиры занимали места не только для себя, но и для своих ежедневных попутчиков. Все приветствовали друг друга, как давних знакомых. И каждый, похоже, располагался на своем постоянном месте, со своим представлением о комфорте. Одна группка тут же достала и расставила шахматы, их окружили болельщики, другая, с такими же энтузиастами вокруг, – ощетинилась веерами игральных карт. И лишь совсем немногие достали книги и погрузились в чтение. А некоторые, в основном молодые офицеры, сразу заняли верхние полки и мгновенно уснули, наверстывая упущенное за ночь.



CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:17


Мотовоз двигался неспешно. Мне досталось место у окошка, и я с интересом разглядывал окрестности.
Первый объект, который привлек внимание – огромная радиолокационная станция. Она располагалась на самом высоком месте территории полигона – на природном кургане приличных размеров. Две огромные тарелки антенн смотрели в небо. Их размеры поражали воображение, особенно в сравнении с размерами расположенных рядом многоэтажных зданий. Ничего подобного до сих пор не видел. Там было еще много всевозможных антенн, но они не воспринимались, в сравнении с основными.
На следующей станции часть пассажиров пересела из нашего мотовоза в другой, в составе всего двух вагонов. Пересадка, как на заурядной железной дороге.
Мой наметанный взгляд периодически отмечал достаточно интересные объекты, аналогичные тем, что мы с сокурсниками видели во время войсковой стажировки, которую проходили на пятом курсе училища.

Но вот вдали замаячил ряд объектов, которые сразу же бросились в глаза необычными размерами. В синем мареве, создаваемом быстро прогревающимся воздухом, виднелось громадное белое здание монтажно-испытательного корпуса. Еще дальше – две высоченные башни предстартового обслуживания ракет. Их размеры легко угадывались на фоне небольшого беленького поселка многоэтажных зданий, расположенного гораздо ближе к нам, но воспринимаемого, в сравнении с ними, как совсем небольшой объект.
После короткой остановки на маленькой станции “Братская”, мотовоз круто повернул вправо и двинулся прямо к поселку. Похоже, это и есть конечная цель моего многодневного путешествия. Пассажиры зашевелились, готовясь покинуть мотовоз. “Песчаная”, – прочел название станции. Все правильно. Я на месте.

Жилая площадка – это с десяток типовых пятиэтажек, называемых гостиницами, три магазинчика, две столовых, небольшой скверик с чахлыми деревцами и обшарпанными скамейками.
Скверик отделяет жилую зону со свободным режимом от казарменной с пропускным. Хотя, как оказалось, деление довольно условное, и распространяется только на рядовой состав части.
Все просматривается на десятки километров вокруг. Почва – суглинки и пески. Кое-где виднелись островки выжженной солнцем травы. Ни деревца, ни кустика. Плоско, пусто, пыльно.
Площадка выглядела странно: все здания были, как после мощного урагана. Повсюду кучи битого стекла, пустые глазницы окон. На мой вопрос о причине погрома, попутчики ответили, что это результат недавнего взрыва ракеты на стартовом комплексе, что в четырех километрах отсюда. Я присмотрелся к башням и увидел, что одна из них действительно искорежена и покрыта копотью. Около второй башни белела гигантская ракета.

Часть встретила нас радостными ухмылками молодых офицеров прошлогоднего выпуска. Еще бы им ни радоваться! Ведь с нашим прибытием существенно облегчалась их участь.

Прибыли на стартовую площадку и спустились в подземные сооружения. Задача нашего офицерского поста – охрана ракеты. И вот первая смена ушла на пост, а остальные, немного пообщавшись, заняли жесткие топчаны.

Ракета завораживала. Это было последнее детище Королева, которое он так и не успел довести до ума. Своими фантастическими размерами она производила грандиозное впечатление. Это была красивая ракета.
Я ходил вокруг нее и любовался. К концу наряда уже мог начертить ее с большой степенью достоверности.
Когда через сутки вернулся в гостиницу, взору предстало кошмарное зрелище: вся моя кровать, покрытая новым покрывалом, завалена штукатуркой. Самый большой кусок, весом около пяти килограммов, лежал на подушке. Занялся уборкой.

А вечером пришел со службы Хахин и рассказал, что среди ночи проснулся от грохота. Его сильно ударили несколько отскочивших от пола камешков. Утром он показал все коменданту. Комендант сказал, что после взрыва ракеты такое уже бывало, а вашему товарищу просто повезло.
Перед сном распили привезенную мной бутылочку за знакомство и за мое чудесное спасение.

Не успел отдохнуть после этого наряда, меня тут же определили в другой – начальником караула. Человек тридцать вооруженных бойцов, которых совершенно не знал, и разбросанные на большой территории, незнакомые еще объекты охраны.
Через день снова дежурил у ракеты.
И завертелась карусель. Все это в нашей среде называлось “через день – на ремень”.
Мне такая служба медом не показалась.
Утешало лишь, что сбылась мечта идиота – он оказался рядом с уникальной ракетой, правда, пока лишь в качестве ее охранника.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:18


Мне повезло — в нашем подразделении катастрофически не хватало двигателистов, и меня срочно направили в управление для ускоренной подготовки.
Через две недели сдал зачет на допуск к самостоятельной работе. Это был рекорд. Оказалось, большинство офицеров прошлогоднего выпуска еще не имели такого допуска.
И на два последующих месяца основным местом пребывания стала стартовая площадка.

Я был в непосредственном подчинении у руководителя работ. В мои обязанности входило обеспечение работ в отсеках ракеты и периодический, круглосуточный контроль ее параметров. Мне подчинялся так называемый бортовой расчет (от десяти до двадцати бойцов).
Я должен был знать все детали работ, которые выполняли работники промышленности. Поэтому очень скоро круг моих знакомых составил несколько сот человек. Все они тоже жили на площадке, но в других гостиницах.
Косвенно мне подчинялась охрана ракеты, связисты, лифтеры башни обслуживания и еще много, кого. Я оказался на виду.

Участие в столь масштабных работах вдохновляло. Я с огромным интересом впитывал все новое, что узнавал по ходу совместных действий множества самых разных людей, направленных со всех концов страны сюда — к этой гигантской ракете, которая была в эпицентре всеобщего внимания.
Удивляло, что работы плохо скоординированы, постоянно возникали все новые и новые проблемы, порожденные хаосом несогласованных действий.

Поражала невероятно убогая организация труда, которая резко диссонировала с объемом и сложностью выполняемых работ.
В этом плане все рабочие дни были похожи друг на друга. С утра, в автобусах и легковушках, начинали прибывать работники промышленности. Руководство проходило в бункер — в комнату совещаний, а рабочие спускались в подземные сооружения у ракеты и укладывались спать в отведенных для хранения оборудования комнатах. Их рабочее время пошло.
Через полчаса подъезжал мотовоз, который выгружал сотни военных. Вскоре начинался развод: построенные на площадке у бункера подразделения по очереди докладывали о готовности к началу работ. После развода подразделения расходились по рабочим местам, а командиры направлялись в комнату совещаний.
К этому времени прямо к бункеру, подъезжали еще полтора десятка легковушек с членами госкомиссии и военпредами.
Начинался самый захватывающий момент — планирование текущих работ на предстоящий рабочий день.

Много лет спустя, сам был неоднократным участником подобных планерок. И всегда они проходили по одной и той же порочной схеме. Вначале заслушивали представителей организаций, которые оглашали план работ на день.
Составлялся предварительный график.
Затем шло обсуждение графика. Как правило, это был самый шумный этап планерки. Кричали все: и те, чьи работы были отложены, и те, кому предстояло их вести в тот день. Часто с помощью крика можно было добиться гораздо большего, чем, обращаясь к логике здравого смысла.
Крикуны торжествовали и корректировали график. Примерно через час работы его все-таки утверждали.
Начинался этап оформления заявок. Этим занимались те, кому разрешили работать. Остальные продолжали вести бурные дискуссии, мешая всем. Их уже никто не слушал, но и не останавливал.

Примерно через полтора часа с момента начала планерки, приглашали бригадиров и начальников расчетов (в начале служебной деятельности я появлялся в бункере в этот момент). Нам выдавали письменные задания, мы знакомились с ними, трижды перепроверяли и, наконец, докладывали о готовности к работе.
И тут бригадиры дружно заявляли, что у них через час обеденный перерыв, а потому приступать к работе не имеет смысла.
В результате принималось «соломоново» решение: промышленность едет на обед немедленно, а работы начнутся со сдвигом на час. Все дружно уезжали. Оставались военные, которые могли уехать на обед только через час — мотовозом.

Обеденный перерыв занимал два часа. За пять-десять минут до его окончания (а отнюдь не за час, как было решено на планерке), прибывала промышленность, которая тут же громогласно обвиняла военных в срыве работ. Военные, естественно, в это время еще занимали места в мотовозе на станции жилой площадки и реально могли появиться на своих рабочих местах не ранее, чем через полчаса.
Если же задействованные в работах военные оказывались на месте (прибыв на попутках), это не меняло дела — просто тогда не было шума. Рабочие в любом случае занимали спальные места в подземных сооружениях, а бригадиры имитировали бурную деятельность.
Примерно через час выспавшиеся рабочие начинали выползать на так называемую «нулевую отметку», то есть на бетонную площадку у ракеты. Через полчаса начинались работы в отсеках.

Вначале меня удивляло, как такое огромное количество людей может там поместиться. Но, когда впервые попал в самый большой отсек ракеты, был поражен его фантастическими размерами. Для ведения работ в отсеке закрепляли специальные настилы, наподобие тех, которые используют строители при ремонте зданий. В хвостовом отсеке такие настилы были размещены в несколько ярусов. Рабочие разбредались по всему объему отсека так, что зачастую их приходилось искать.
Как-то раз, пробираясь по ярусам, автоматически отметил рабочего, который, лежа на настиле, что-то регулировал двумя гаечными ключами. Когда минут через пятнадцать возвращался, застал его в той же позе. Меня это насторожило, но оказалось, тот крепко спал, привязав себя с помощью креплений ключей к агрегату ракеты. Издали имитация работы была полной!


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:18


К концу рабочего дня руководителю работ докладывали, что план работ на день сорван. Предлагалось организовать работы во вторую смену. Естественно, с разумным предложением соглашались. Отоспавшиеся за день рабочие тут же отправлялись на ужин, после чего, наконец, приступали к реальной работе, оплачиваемой уже по особому тарифу — переработка, плюс ночные работы. Еще задолго до полуночи все разъезжались, завершив рабочий день.
И этот цирк повторялся ежедневно. Но, в конечном итоге, все запланированные работы были, как правило, успешно выполнены. Пусть другой ценой — зато в установленные сроки. А это главное.

Вначале мне было непонятно, почему столь очевидные корыстные действия работников промышленности находили полное понимание и поддержку военных и даже членов госкомиссии. Позже, когда вплотную столкнулся с откровенным воровством в военной среде и оценил его масштабы, проделки работников промышленности показались детским лепетом.

Экземпляр ракеты, с которым мы работали все это время, назывался «макетным изделием», или просто макетом. Макет не был предназначен для запуска, а в остальном, мало чем отличался от летного изделия.
На макете проверяли все изменения, вносимые в конструкцию ракеты, и отрабатывали технологические операции подготовки к пуску.
И вот, наконец, многомесячный этап работы с макетом был завершен. На стартовую площадку прибыл установщик — гигантское сооружение, перемещаемое по двум параллельным колеям двумя двухсекционными тепловозами.

Выполнив свою работу на ракете, с интересом наблюдал, как установщик захватил ракету, и начали отводить башню обслуживания. Это было фантастическое зрелище! Тяжелая громадина, с десятками площадок обслуживания, на которых смонтированы агрегаты стыковки наземных и бортовых систем, медленно и почти бесшумно двинулась от ракеты.
В горизонтальном положении ракета выглядела непривычно. Ее гигантские размеры скрадывались на фоне циклопических конструкций установщика и осиротевшей башни обслуживания.

И вот установщик с ракетой медленно двинулся в сторону монтажно-испытательного корпуса. Наша многомесячная работа на стартовой площадке завершилась. Мы сели в автобус и поехали на обед. Мне было интересно понаблюдать, как везут ракету, но бывалый коллега сказал, что на месте она будет лишь через несколько часов, и мы все успеем, потому что теперь местом нашей работы, вплоть до сдачи ракеты изготовителю, будет монтажно-испытательный корпус (МИК).
Вблизи МИК не показался громадиной, какой выглядел со стороны. Его размеры нивелировал комплекс расположенных рядом зданий и сооружений, издали почти незаметных на его фоне.

Понравился зеленый оазис у входа. Приличных габаритов деревья и кустарник, зеленая, а не выжженная бурая, трава. Как давно уже этого не видел. Под деревьями располагались лавочки и небольшой действующий фонтанчик, где мы с удовольствием посидели, пока нам оформляли пропуска.

При входе нам выдали белоснежные халаты и специальную обувь, которая оказалась обычными спортивными кедами.
Внутри МИК представлял собой сборочный цех гигантского завода. В МИКе необыкновенно чисто, светло и тепло (а летом — наоборот, прохладно). Полы покрыты специальным составом. Повсюду сновали женщины в белых халатах, со специальными швабрами — «хоккеистки», как их здесь называли, и постоянно протирали все открытые поверхности. Работала мощная система кондиционирования и обеспыливания воздуха.

За время моей службы в части, мы с коллегами впервые оказались все вместе. На стартовой площадке мы посменно меняли друг друга и практически не виделись.
Для начала специально для меня провели обзорную экскурсию. Первые три пролета не удивили — подобное уже видел во время посещения завода-изготовителя. Там же видел и эти узлы, из которых здесь собирали ступени ракет.
Впечатлили два основных пролета. Эти пролеты были отделены от остальных, а между ними размещалось девятиэтажное здание контрольно-испытательной станции.

Пока бродили по МИКу, установщик с ракетой преодолел свой путь и был готов к въезду в здание. Медленно открылись гигантские ворота пролета, и установщик заполнил собой все его пространство. Стало как-то тесно.
По громкой связи нас пригласили приступить к работе. Прямо из коридора пятого этажа контрольно-испытательной станции по опущенным аппарелям мы перебрались на ракету, и теперь разгуливали по ней, устанавливая свое оборудование.
Высоты я не боялся, но видел, как опасливо ходили мои коллеги. Возможно, со стороны и сам выглядел так же. Ведь работали на высоте более двадцати пяти метров без всяких ограждений и страховки.
Особенно неприятным показался участок между второй и третьей ступенями, где не было аппарели и к третьей ступени надо было переходить по длинному, узкому и выпуклому наружу желобу бортовых коммуникаций.

Когда мы выполнили свою работу, стало ясно, что меня, как самого молодого, оставляют на ночное дежурство.
Дежурить в МИКе оказалось существенно комфортней, чем на стартовой площадке. Во-первых, здесь не мерз ночью, периодически отправляясь к ракете для контроля параметров, а, во-вторых, мне предоставили чудесное место отдыха в одном из помещений установщика. Спал, когда предоставлялась возможность, уже не на ящиках с оборудованием, а на мягком кожаном диване.
Утром меня сменили, но я остался в МИКе, чтобы посмотреть, как будут перегружать ракету.
Операция перегрузки прошла относительно быстро. Мощными кранами ракету подняли к потолку МИКа. На место уехавшего установщика встали заводские тележки, и "изделие" медленно опустили на ложементы тележек.
Когда громадная махина оказалась почти на уровне пола, стало очевидным, насколько это грандиозное сооружение.
Оно еще и летает!

Через несколько дней снова поехали на стартовую площадку. В этот раз для проведения профилактики оборудования.
Накануне в казарму привезли большое количество спирта. Все офицеры были радостно возбуждены и бегали по казарме в поисках армейских фляжек. Бывалые уже давно приготовили большие емкости из нержавейки, сделанные под размер портфелей и «дипломатов».
Началась операция раздачи спирта. Неожиданно пригласили меня. Сказал, что технический спирт не пью и, при желании, всегда могу себе позволить просто купить в магазине все, что понравится. Но коллеги разъяснили: если не берешь спирт, где гарантия, что не заложишь. Словом, бери и делай с ним, что хочешь.

Спорить бессмысленно, пришлось взять полагавшуюся долю, размер которой определялся в строгом соответствии со званием, выслугой лет и степенью близости к работам с пресловутым спиртом. Я оказался очень близок, несмотря на иные, относительно низкие показатели.
Профилактика оборудования оказалась делом простым. Приспособления погружали в ванну со спиртом, а затем сушили, обдувая сжатым воздухом. Бойцы с удовольствием вдыхали пары спирта. Более опытные постоянно пытались сделать то, что офицерский состав уже сделал вчера вполне легально. Поэтому приходилось все время контролировать ситуацию.

Когда все завершилось, удалось посетить правый старт, на котором взорвалась ракета. Вблизи зрелище было удручающим. Груды оплавленного, искореженного титаническими силами металла, глубокие провалы в оплавленном бетонном покрытии нулевой отметки. Тем не менее, мы благополучно спустились в свое помещение, аналогичное тому, где мы работали на левом старте. К удивлению офицеров, все оборудование, считавшееся погибшим, оказалось на месте. Тут же организовали его переброску на левый старт. Заодно провели профилактику.
Каково было удивление, когда наша инициатива вызвала гнев командиров: если сказано, что оборудование погибло, значит, оно погибло, и нечего рассуждать.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Апр 2021 15:31






CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 25 Апр 2021 19:43


Как победителя, меня представили к правительственной награде. То была юбилейная медаль «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Моя третья награда из серии юбилейных медалей.

Сразу после юбилея возобновились работы с макетом. На этот раз предстоял вывоз ракеты на длительный срок. Руководители проекта решили все доработки изделия провести прямо на стартовом комплексе с тем, чтобы не разбирать макет на технической площадке.
Вскоре наши дежурства на стартовой позиции возобновились. Работа была знакомой, но появилось много новых людей от промышленности. Были перемены и среди тех, с кем доводилось взаимодействовать чаще всего. Неожиданно не вышел на работу один из начальников цехов. Его обязанности стал исполнять мастер этого цеха Маряхин. Вначале все над ним подшучивали. Едва народ направлялся на обед, кто-то из рабочих обязательно брал микрофон громкой связи и объявлял: «Мастер цеха Маряхин. Срочно прибыть на нулевую отметку».

Естественно, Маряхин, по многолетней привычке, бегом устремлялся назад к ракете. Через минуту тот же голос объявлял: «Маряхин. На время обеда остаетесь за старшего». В конечном итоге, шутка надоела, а Маряхина вскоре назначили начальником цеха.
От Маряхина узнал, что его бывшего начальника уволили и даже завели уголовное дело. Оказалось, тот списал около сотни меховых спецкомплектов, предназначенных для работы в отсеках ракеты в холодное время. Причина списания — комплекты, якобы, сгорели при аварии ракеты. На самом деле эти комплекты, по нескольку штук, регулярно переправляли в Куйбышев, где продавали. Непроданные комплекты были случайно обнаружены одной из комиссий.

Засуетились военные. Похоже, у многих было рыльце в пушку. Все, замешанные в подобных безобразиях, бросились заметать следы.
Меня все это коснулось непосредственно, причем, самым неожиданным образом.

Уже недели две я не был в части. И вот однажды в мою смену попали бойцы, которые помогали при оборудовании спецкласса. Они принесли новость, которая шокировала. Оказалось, неделю назад всё, что мы создавали в течение нескольких месяцев, было варварски уничтожено и зарыто в огромной яме, отрытой в нескольких километрах от площадки. Там же зарыли всё, что хранилось в комнатах, контролируемых Мирошником. Все три комнаты срочно отремонтировали, и теперь они абсолютно пустые. Частично разорили и красный уголок, лишив его основной гордости Липинского — автоматических устройств.
Сменившись утром, вместо отдыха отправился в казарму. Сначала поговорил с Эдиком. Можно было бы и не говорить, ибо заранее знал все, что тот скажет. Так и оказалось.

Потом решил поговорить с командиром части полковником Ширшовым. Благо, оказался приемный день. Ширшов был председателем конкурсной комиссии. Он давал оценку нашей работе. И что же сделали с этой самой работой? Сколько творческих сил и энергии отдал я, как автор и руководитель проекта. Сколько труда затратили квалифицированные бойцы. Спецкласс был нужен всем. В таком классе было гораздо проще обучать бойцов специальности. Это была не игрушка к юбилею. А реальное нужное дело.

У командира части тоже не нашел понимания. Его аргументы были аналогичны тем, что приводил Липинский. Я заявил Ширшову, что отказываюсь от награды за работу, которая оказалась никому не нужной. Ширшов, пытаясь обратить всё в шутку, посоветовал обратиться в правительство, которое наградило меня по представлению командования части. А, кроме того, приказал пойти в отпуск, чтобы отдохнуть и все забыть.



CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 26 Апр 2021 14:32


Тюльпаны Байконура (снято 23.04.2021 г.)







CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 4 Май 2021 12:30 - Поправил: CorvusCorax


Продолжение воспоминаний А. Зарецкого

Армия все чаще напоминала мне плохой колхоз, где тащили все, что плохо лежало. И даже если лежало хорошо, народ быстро соображал, как стащить и это. Возможно, мне просто не повезло, но хороших колхозов за свою жизнь в СССР так и не увидел. Хотя и все месяцы моего летнего отдыха в детские и юношеские годы прошли в деревне, на фоне бурной колхозной жизни, в которой принимал посильное участие. То же было и в годы учебы в институте и в училище, когда, как констатировал анекдот того времени, «колхозники нередко помогали армии и учащейся молодежи, убирать урожай».

Просматривая ведомость оборудования, неожиданно обнаружил, что в составе нашего комплекта числятся шесть автомобилей «Волга», десять биноклей, а также большое количество наборов разнообразного инструмента. Ничего этого у нас не было.
— Шурик, ты что-нибудь слышал о шести автомобилях «Волга», которые нам должны поставить? — спросил Шашева.
— Иди ты! «Волга»? Целых шесть? Никогда не слышал. Кто ж тебе их поставит, Толик?
— Шура, читай хоть иногда документацию. Обязаны поставить. Ладно, спрошу у Липинского.
Оказалось, Липинский, конечно же, все знал. Автомобили, естественно, давно колесили по городам европейской части страны. На полигон они вообще не поступили, но приняты по акту, как поставленное оборудование.
— Как же их могли продать частным лицам, если они государственное имущество? — спросил Липинского.
— А кто тебе сказал, что машины проданы? Они переданы на временное хранение аж до их износа и списания, — ответил Липинский, удивляясь моей наивности.
— А бинокли и инструмент тоже на временном хранении? Из десяти биноклей в каптерке только один.
— Все на руках. И все будут списаны вовремя. Не волнуйся, здесь полный порядок, — «успокоил» Липинский, думая, очевидно, что просто проверяю комплектность оборудования, выполняя чьи-то указания.

Больше меня нечем было удивить в нашем гнусном хозяйстве. Особенно после столкновения с майором М., неожиданно вызвавшим меня в штаб группы. Тот положил передо мной ворох каких-то документов и предложил подписать.
— Что это? — поинтересовался я.
— Акты списания горючего. Ты подписывай-подписывай, а не разглагольствуй. «Эмпэшками» ты сейчас командуешь? — спросил он.
Действительно, я временно командовал подразделением, эксплуатирующим шесть автомашин МП-300. Машины пока стояли без дела в автопарке.
— Какое горючее? Машины уже полгода безвылазно стоят в автопарке.
— Знаю. А тебе, какая разница? Тебе только подписать. В актах все написано. Хочешь, читай, а лучше не читай — там полная липа.
— А где же горючее? — удивился я.
— Ты дурак, или прикидываешься? — вспылил М., повышая голос, — Горючее я украл для своего личного катера. Катер без горючего не ходит. Тебе хоть это ясно? Что я его покупать должен? Да, я вор. Что еще тебе объяснить?
— Тут действительно объяснять нечего. Вы внаглую объявили себя вором. Извинитесь, и тихо разойдемся, — внутренне негодуя, но спокойным ровным тоном предложил М.
— Ты что плетешь, лейтенант?! Как ты смеешь так разговаривать с майором?! — взорвался М.
Но, меня уже было не остановить. Во мне все кипело от одного вида этой сволочи. Взяв себя в руки, продолжил в той же размеренной тональности:
— Плетешь ты, майор, — даже не заметив, перешел я на «ты» с человеком, которого давно не уважал, а после его наглой выходки просто презирал, — Ты, мелкая шушера, обозвался вором, а сам понятия не имеешь о воровских законах. Вор может выдать себя за майора, а вот майор за вора никогда. Думаешь, украл списанную электронику, зажал канистру спирта и бочку горючего, и ты уже вор? Восьмеришь, начальник. Таких воров у нас вся страна. Дешевка ты, майор, а от дешевки мне даже извинения не нужны, — завершил я выступление, и громко хлопнув дверью, вышел из кабинета.
Как ни странно, Мирошник оставил его без последствий. Похоже, понял, что знаю о проделках с электроникой, и решил со мной не конфликтовать. Акты подписал Липинский.
Наконец, объявили предполагаемую дату пуска летного изделия. Часть, уставшая от безделья, оживилась в ожидании всплеска активности. Но, подготовка к долгожданной работе началась с серии так называемых смотров.

Начало положил строевой смотр.
И вот личный состав части построен на плацу. Появилась комиссия, состоявшая из многочисленных полковников.
Их распределили по группам и командам, и наш майор Липинский доложил сразу трем «нашим» полковникам о готовности команды к смотру.
Офицеров команды отделили от бойцов. К полковникам рысью подбежали несколько майоров, часть которых отправили осматривать бойцов. Сами полковники принялись за нас.
По команде мы приняли «стойку», застыв в какой-то идиотской позе, мысленно представив которую, еле удерживался от смеха. Мы стояли на одной ноге, поставив другую на носок так, чтобы проверяющий мог осмотреть каблук сапога. В согнутой правой руке держали носовые платки, а в левой — по две иголки с распущенными белой и темной нитками.
Ко мне подошел первый полковник с короткой линейкой в руке. Я представился. И он начал какие-то измерения на моих погонах. Когда повернул голову, чтобы посмотреть, что он там делает, полковник кратко бросил: «Не мешай».
«Тпру», — мгновенно мелькнула в голове команда извозчика, которой тот обычно останавливал норовистую лошаденку. Мне стало весело: полковник, оказывается, был занят чрезвычайно важным делом — тщательно измерял расстояния между звездочками.
— Норма, — бросил он майору с блокнотиком, который все записывал. И теперь полковник очень внимательно осмотрел мое лицо, прическу и еще, не знаю, что. Снова возникли ассоциации с лошадью, которую точно также осматривал покупатель на ярмарке. Сначала копыта, потом гриву, потом морду, потом зубы.
— Зубы показать? — не удержавшись, предложил полковнику.
— Шутник? — спросил полковник, к моему удивлению, беззлобно. Очевидно, уже привык к подобным вопросам.
— Шутник, — ответил, уже не сдерживая улыбки.
— Норма, — бросил полковник майору и отошел к следующему офицеру.

Подошел второй полковник с рулеткой. Я представился. Он измерил расстояние от низа шинели до земли.
— Норма, — информировал он персонального майора с блокнотиком. Далее пошел замер ниток, торчащих из иголок.
— Белая — метр сорок, темная — метр двадцать. Два замечания, — отметил проверяющий. Услышав слово «замечание», к нам подлетел Липинский.
— Товарищ полковник, какие замечания? Сейчас устраним.
— Не положено, товарищ майор. Кстати, у вас самого шинель подозрительная, — и он приставил рулетку к шинели Липинского, — Так и есть. Замечание, — кивнул он майору.
— Товарищ полковник, — обратился к проверяющему, — Нитку пришлось израсходовать, чтоб срочно закрепить пуговицу, — попробовал я исправить положение.
— А для этого у тебя должна быть другая иголка с ниткой.
— Может, мне второй пистолет выдадут? Из одного стрелять, а другой показывать? У немцев тоже для вида был деревянный пистолет в кобуре, — завелся я.
— У каких немцев? Какой деревянный пистолет? Что ты голову морочишь? Где ты видел немцев с деревянными пистолетами? — удивился полковник.
— В лагере военнопленных, товарищ полковник.
— Да-а-а? В лагере? С деревянными? А что ты там делал? Как туда попал?
— Я там родился и жил.
— Ты что, немец?
— До сих пор был русским. Родители там работали.
— Понятно. Майор, вычеркни замечания старшему лейтенанту. А майору оставь. В такой шинели ходить стыдно, — пожурил он Эдика и отошел от меня. Липинский весело подмигнул и умчался, услышав слово «замечание» где-то справа от меня.

Подошел третий полковник. Так вот для кого я держу носовой платочек. Представился.
— Левую ногу на носок, — скомандовал полковник.
— Я упаду на двух носках, товарищ полковник.
— Не умничай. Правую ногу на место, левую на носок. Норма. Почему платок грязный?
— Вода такая в гостинице. Лучше не отстирать.
— Зачем его стирать? Ты должен показывать чистый платок.
— Я чистый и показываю, а грязный у меня в стирке. Постираю, будет чистый, как этот.
— Понял. Норма.
Похоже, смотр подошел к концу. Полковники, несмотря на напускную важность, оказались вполне нормальными людьми. А чуть поодаль Липинский уже стоял с группой майоров, и вместе с ними просматривал их блокнотики с замечаниями.
Вскоре майоры ушли к нам в казарму. Через время вышли. У каждого майора было по сумке, а у троих даже по две — для себя и для своего полковника. Они по очереди пожали руку Липинскому и двинулись в сторону поджидавшего автобуса. Туда же направились наши полковники. К нам подошел довольный Эдик.
— Порядок. К нам замечаний нет.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 4 Май 2021 12:31


Вскоре командир части объявил результаты строевого смотра. Наша команда, как всегда, отличились, не получив ни одного замечания от проверяющих. Спирт сделал свое дело.
Очередной цирк нас ждал уже на стрельбище. Вначале стреляли бойцы, выполняя стандартное упражнение стрельбы из автомата.
Едва происходил сбой, к плохо отстрелявшемуся бойцу тут же подбегал Эдик, и, не обращая внимания на проверяющего, отчитывал бойца:
— Ты что делаешь? Не выспался, что ли? Дай автомат. Заряди, — обращался он к раздатчику патронов, — Вот как надо стрелять, — говорил он бойцу и мгновенно поражал его мишени. Похоже, пораженные Липинским мишени, тут же засчитывали тому бойцу. Во всяком случае, все наши бойцы отстрелялись на «отлично».
Подошла наша очередь стрельбы из табельного оружия. Нам повесили громадные мишени, на пару номеров больше, чем требовалось для такого расстояния. Промахнуться просто невозможно. Оказалось, можно. Как всегда, отличился Шурик Шашев. Он вообще ни разу не попал в мишень. Липинский был в шоке.
— Шашев, ты что, литр спирта вчера выпил? Да в такую мишень пистолетом, как камнем, попасть можно. Ну-ка, брось пистолет в мишень! — скомандовал Эдик.
У Шурика не заржавело. Пистолет с силой ударил в мишень, — Ну, вот, Шашев, почти в десятку. Тащи пистолет, — обрадовался Липинский успеху Шурика.
Когда Шурик принес оружие, Липинский тут же попытался, как и у бойцов, пострелять за Шашева, но вдруг с удивлением начал осматривать пистолет.
— Шашев, как ты из него стрелял? У него даже мушки нет. Ты, когда в последний раз осматривал оружие?
— Иди ты! Мушки нет? А я и не понял, когда стрелял. Только удивлялся, как из него можно целиться, — радостно пояснил свои промахи Шурик.
Спирт и здесь сработал. Наша команда отстрелялась лучше всех в части.

Началась имитация бурной деятельности со стороны всевозможных проверяющих. Ночью, во время моего дежурства, в МИК прибыл морской полковник, который сначала что-то громко выяснял у майора с установщика. Это сооружение, в ожидании завершения работ на ракете, пока стояло около МИКа.
Затем полковник подошел ко мне и потребовал пропустить его к ракете. Он, якобы, член Госкомиссии и имеет полное право знать, что там творится.

Я проверил его пропуск, сверил со списком и сказал, что никакого такого права у него нет. Он бушевал минут пять. Требовал немедленной корректировки списков. Показал ему на часы и пояснил, что новый список может быть подан только утром, а сейчас люди, составляющие эти списки, отдыхают на десятке.

Когда же решительно отказался немедленно вызвать всех в МИК, полковник успокоился и потребовал к себе руководителя работ. Сказал ему, что тот, возможно, к утру вылезет из отсека, и тогда он сможет с ним поговорить. А вызвать его оттуда нет никакой возможности.
— Что он там делает ночью? — спросил полковник.
— Руководит установкой разрывных пироболтов, — ответил ему.
— Это же опасная работа. Ее положено делать днем.
— В отсеке и днем темно, а потому можно работать ночью, раз так решило руководство.
— Кстати, как у вас организована пожарная охрана изделия? — вдруг озаботился полковник.
— За пожарную охрану изделия в этом здании отвечаю не я. Здесь своя пожарная охрана.
— Вызовите начальника пожарной охраны, — затребовал полковник.
Позвонил дежурному и передал ему требование члена Госкомиссии. Через полчаса появился заспанный главный пожарный.
— Объявите пожарную тревогу. Горит изделие, — скомандовал полковник.

Пожарный попытался что-то возражать, но потом махнул рукой и куда-то позвонил. Минут через десять открылись ворота МИКа, и въехала пожарная машина. Пожарный расчет бодро раскатал рукава и застыл в ожидании дальнейших команд. Полковник дал отбой тревоге и приказал пожарным дежурить у изделия до утра. После чего, пожав мне руку, удалился.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 4 Май 2021 12:31


— Вот гад, поспать не дал, — пожаловался главный пожарный, — У вас, военных, у всех так плохо с головой? — спросил он.
— Не у всех, но идет постоянный отбор. Начиная где-то с майоров, это уже заметно. А в полковники пробиваются самые одаренные. Когда уже совсем никаких мыслей, одни рефлексы. Да и то хватательные, — пояснил ему.
— Представляешь, этот умник думает, что мы тут сможем что-нибудь потушить, если будет гореть ракета, — продолжил жаловаться пожарный, — Да тут от малейшего очага есть чему гореть. Даже полы будут полыхать. А от тепла сработает САС. Это тринадцать тонн взрывчатки. Все в щепки разнесет. А в объекте ядовитых компонентов под завязку. Объект-то заправлен. Да тут убежать не успеешь. Не сгоришь, так отравишься. А он тушить. Чем тушить? У меня в машине бочка пустая, а рукава дырявые. Всего метров на десять-пятнадцать напора хватит. Придурок ваш полковник, — заключил главный пожарный.
— Он не наш. Он государственный, — уточнил я, — А что, действительно так плохо?
— Если не курить там, где не положено, и внимательно работать, чтоб не допустить возгорания, проблем не будет. А если полыхнет, беги со всех ног. Как можно дальше. И не вздумай тушить. Хана. Я уже столько бумаг писал, но никому до этого дела нет.
Он еще покурил, стоя возле пожарной машины. С досады бросил окурок на пол и выдал какие-то команды. Пожарные быстро скатали рукава и заняли места в машине.
— Слушай, я, пожалуй, поеду. Не буду же по милости этого дурака торчать здесь до утра, — сообщил мне о своем решении главный пожарный, — Я тебе завтра с утра огнетушителей подкину, штук пять. Расставь их на видных местах. Появится этот гусь, покажи ему. От огнетушителей и то больше толку, чем от этой машины, — заключил пожарный, протянул руку на прощанье, и уехал спать дальше.

Утром гусь появился в сопровождении огромной свиты начальства всех мастей. Со мной поздоровался, как со старым знакомым.
— А где пожарная машина? — поинтересовался он.
— Только что уехала на дозаправку, — соврал, как учили, — Вот оставили огнетушители вместо себя, — показал на расставленные повсюду приборы.
— Хорошо. А ваш расчет умеет ими пользоваться?
— Лучше, чем авторучкой.
— Почему лучше? Что они у тебя писать не умеют?
— Писать умеют, но не по-русски. А огнетушителем могут орудовать на любом языке.
— Сейчас проверим, — сказал морской полковник. Он тут же схватил за шиворот пробегавшего мимо бойца и скомандовал, — Пожар. Действуйте, товарищ рядовой.
— Где пожар, товарищ полковник?
— В той урне, — показал рукой полковник на урну в курилке.
Боец тут же задействовал ближайший огнетушитель и мгновенно залил пеной всю курилку. Оттуда в панике, выдавая перлы отборного мата, повыскакивали забрызганные пеной курильщики. Полковник и сопровождающие радостно улыбались, наслаждаясь произведенным эффектом, а особенно — виртуозно скомпонованными оборотами речи разгневанных любителей табачного дыма.
— Ну, идиоты, — возмущался народ, — Где же мы теперь курить будем? Тра-та-та. Тра-та-та.

Вскоре появился Липинский и рассказал, что недавно на заседании Госкомиссии с гневной речью выступил морской полковник. Он был возмущен работой пожарных и полным неведением встреченных им старших офицеров о ведущихся на изделии работах. Особо отметил работу дежурного руководителя бортового расчета, который единственный знал обо всем и четко выполнял свои обязанности. И Липинский передал мне благодарность командира части.
— Он бы еще у уборщицы спросил, что творится в ракете, — рассказал я Липинскому о ночном визитере, — А то привязался к майору с установщика, который просто зашел в туалет.
Наконец объявили, что скоро начнется подготовка к пуску летного изделия. Новость вдохновляла. Предстоящая напряженная работа, конечно же, освободит нас от армейской рутины, да и время полетит гораздо быстрей и интересней.

Создалось впечатление, что каждый из работников действует в вакууме, абсолютно автономно, ни с кем не обмениваясь информацией, а потому всякий раз наступая на одни и те же грабли.
Или мне просто попадались такие работники, которым, как и Лене Мокшину, было абсолютно все равно, что творится вокруг них. Лишь бы их поменьше тормошили.

Помню, как мы с волонтером Лешей Зайцевым отбирали, в качестве наглядных пособий для спецкласса, агрегаты ракетных двигателей, которые разыскивали в громадной куче обломков взорвавшейся на старте ракеты. В тот раз отыскали подходящий газогенератор. Мы отсоединили его от магистралей и в трубопроводе подачи горючего неожиданно обнаружили посторонний предмет. Это был аккуратно свернутый кусочек перкаля, перевязанный проволокой.
Несомненно, попасть туда этот посторонний предмет мог только при сборке двигателя. Обнаружить его на более поздних стадиях невозможно.
Последствия очевидны — запущенный двигатель не вышел бы на режим минимальной тяги и был бы выключен системой управления. По маркировке определили, что это двигатель последней ступени ракеты. Это значило, что если бы ракета не взорвалась на старте, она все равно не вывела бы объект на орбиту. Перед нами не что иное, как один из следов подрывной работы внедренного на ракетный завод диверсанта.

Мы с Лешей доложили в КГБ. Там нас долго пытались убедить, что посторонний предмет мог попасть в трубопровод при взрыве. Но, когда мы не поленились и принесли причудливо изогнутый трубопровод и показали схему его установки, версия мгновенно отпала.
Нам так ничего и не сообщили о результатах расследования — все это осталось большим секретом госбезопасности.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 10 Май 2021 06:36


Недавно вышедшая передача НТВ про Байконур. Основная сюжетная линия - аварийный пуск 16 сентября 1983 года.
Есть ряд неточностей, но в целом вполне смотрибельно.

Байконур: момент истины
https://www.youtube.com/watch?v=2bUvOChEMNU

<< . 1 . 2 . 3 . 4 . 5 . 6 . 7 . 8 . >>
Ваш ответ

          Отменить *Что это?

 » Логин  » Пароль 
 
 


Поддержка: miniBB forum software © 2001-2022