Из истории ВВС СССР

Полезные ссылки:
Метеоцентр.Азия - наш сайт с высокодетализированными прогнозами погоды по пунктам России и мира
Облегчённая версия Метеоклуба (для смартфонов)

Из истории ВВС СССР

Сейчас в Метеоклубе:
Участников - 1 [ Alexandross ]
Максимальное одновременное количество посетителей: 3 [17 Ноя 2019 16:37]
Гостей - 0 / Участников - 3

 - Начало - Ответить - Статистика - Регистрация - Поиск -
МЕТЕОКЛУБ : независимое сообщество любителей метеорологии (Европа и Азия) : ФОРУМ О ПОГОДЕ И ПРИРОДЕ / Техника / Из истории ВВС СССР
Автор Сообщение
CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 19 Июн 2019 15:30 - Поправил: CorvusCorax


А.А. Туржанский "Во главе Советской авиации" в сборнике "Реввоенсовет нас в бой зовет" - М., Воениздат, 1967, с. 186-187.

В 1931 г. меня назначили командиром авиабригады Научно-испытательного института ВВС. В середине июня 1931 главком ВВС П.И. Баранов сообщил мне, что в ближайшие дни Центральный аэродром посетят члены Политбюро во главе со Сталиным и будут знакомиться с авиационной техникой.
Самолеты я выставил на юго-восточной окраине аэродрома: истребители И-4, И-5, французский "Потез", чешский "Авиа", далее разведчики, легкие бомбардировщики Р-5, тяжелый бомбардировщик ТБ-1.
Около полудня на аэродром въехала вереница автомашин. Гости пешком двинулись к самолетам. Ворошилов приказал сопровождать всех и давать необходимые пояснения.
Я предложил осмотреть сначала самолет И-5. Сталин по стремянке поднялся в кабину, выслушал мои пояснения и вдруг спросил:
- А где здесь радио?
- На истребителях его еще нет.
- Как же вы управляете воздушным боем?
- Эволюциями самолета.
- Это никуда не годится!
На выручку поспешил инженер по радиооборудованию. Он доложил, что опытный экземпляр рации имеется, но проходит пока лабораторные испытания. Сталин сердито взглянул на Орджоникидзе и Баранова, потом повернулся ко мне.
- Показывайте дальше!
Следующим был французский самолет "Потез".
- А у французов есть радио? - поинтересовался Сталин.
Мой ответ был отрицательным.
- Вот как! - удивился он. - Но нам все равно нужно иметь радио на истребителях. И раньше их.
Затем мы подошли к самолету Р-5. Сталин опять спросил:
- Здесь тоже нет радио?
Я отвечал, что на этом самолете имеется рация. Если угодно, то можно поднять самолет в воздух, и тогда гости могут с земли вести разговор с экипажем.
Настроение Сталина несколько поднялось. Он вроде бы даже пошутил:
- А вы не обманываете? Покажите мне радиостанцию...


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 19 Июн 2019 15:32


Только на одном заводе в в Горьком: "В период с 1933-1937 годы радио-производство уже составило 82% объема выпускаемых изделий. Были освоены самолетные радиостанции: 15-СК ( С - самолетная, К- коротковолновая), 15-СК-1, 5-СУ (У- ультракоротковолновая), РСВС, РСВС-1 v ближнего действия; РТБ, РТБ-К (Р- радиостанция, Т- транспортных, Б- тяжелых бомбардировщиков), РСБ v коротковолновая для бомбардировщиков, РСБ-М, РСД, РСД-М (Д- для дальних бомбардировщиков с комбинированным диапазоном "СВ" и "КВ") v дальнего действия; наземные радиостанции средней мощности v 3А, II-АК (А- автомобильная); из радиоприводных v АПР-3 (А - авиационная, П - приводная); пеленгационных v 54ДП, а также РУК v радиоузел для высших войсковых соединений и другие. Выпуск радиостанций увеличился в 8, 2 раза."

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 19 Июн 2019 15:33


А.Л.Шепелев, начавший войну главным инженером 17 воздушной армии, в своих мемуарах отмечает, что радиосвязь при организации боевых действий ВВС фронта в начале войны практически не использовалась. Он пишет:"Своими бомбовыми ударами противник часто нарушал наши телеграфные и телефонные линии. А радиосвязь с авиачастями тогда не поддерживали: не хватало радиотехнических средств. Даже в штабе ВВС фронта отсутствовал выносной пункт управления. Его удалось оборудовать лишь в конце 1941 года. Но и после этого им пользовался только генерал А. А. Новиков с небольшой оперативной группой. Остальные работники управления и штаба ВВС всю войну находились в своем довоенном здании, где был оборудован стационарный узел связи".

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 19 Июн 2019 15:34


Из годового отчета
штаба 6-й воздушной армии
от 21 июля 1942 г.
«О боевой деятельности
военно-воздушных сил
Северо-Западного фронта
за период с 22.6.41 г. по 1.7.42 г.»

http://bdsa.ru/documents/html/donesiule41/410701.h tml#06

Условия выполнения поставленных боевых задач перед воздушными силами Северо-Западного фронта были исключительно трудными. В первый день войны инициатива нанесения первого удара по аэродромам была в руках противника, наши же военно-воздушные силы четко поставленных задач не имели.
Поднявшиеся по тревоге после первого налета [противника], части после часового пребывания в зоне ожидания по радио сажались вновь на свои аэродромы. Высшим командованием было приказано границы не перелетать, а держать части в постоянной готовности к выводу из-под удара, истребителям уничтожать самолеты противника на нашей территории.
Создавшаяся заминка в постановке задач и неясность в сложившейся обстановке дезориентировали личный состав. Противник, воспользовавшись таким колебанием, безнаказанно уничтожал наши самолеты на аэродромах. Ответного удара по аэродромам противника организовано не было.
Не считаясь с тем, что 19.6.41 г. в связи с создавшейся неблагоприятной обстановкой частям был отдан приказ о переходе в боевую готовность и рассредоточении материальной части с базовых аэродромов на оперативные, о выходе штаба Прибалтийского особого военного округа на командный пункт2 в район Паневежис, командованию и авиационным частям конкретных указаний не давалось, а, наоборот, в ночь с 20 на 21 и с 21 на 22.6.41 г. авиационным частям было приказано производить ночные тренировочные полеты. Вследствие этого3 большинство бомбардировочных полков подверглись бомбардировочным налетам противника в момент послеполетного осмотра материальной части и дозаправки ее горючим. Летный состав был только что распущен на отдых после ночной работы.
На второй день войны создавшаяся обстановка продиктовала необходимость перебазирования истребительных авиационных полков во вторую и третью зоны аэродромного базирования, на рубеж Митава, Двинск. Аэродромная сеть Прибалтийского особого военного округа была развита слабо; за год пребывания в Прибалтике в основном закончили строительство передовой зоны аэродромов в полосе глубиной до 100 км от государственной границы до линии Либава, Шауляй, Паневежис, Вильнюс. Вторая и третья зоны развиты не были, в силу чего маневр в глубину был крайне затруднен.
Существующая аэродромная сеть противником была изучена еще до начала боевых действий. Базовые аэродромы в большинстве своем были построены германскими специалистами, а вновь построенные оперативные (полевые) аэродромы были изучены за 2-2,5 месяца до войны тщательной авиационной разведкой, которую противник проводил ежедневно, производя полеты одиночных самолетов до рубежа Митава, Двинск. Поэтому первые удары по нашим передовым аэродромам противник, как правило, наносил безошибочно, даже с бреющего полета, группами в 6-18 самолетов типа Ю-88, До-215, Хе-111, Ме-110 и Ме-109.
Существующая организация Военно-воздушных сил Красной Армии – четырехэскадрильный состав авиационных полков с численностью до 60 самолетов – также отрицательно отразилась на управлении частями. Кроме того, военно-воздушные силы Северо-Западного фронта война застала в период перевооружения истребительных и бомбардировочных авиационных полков на новую материальную часть, вследствие чего 30-40% боеготовых экипажей были заняты перегонкой самолетов СБ в летные авиационные училища Военно-воздушных сил Красной Армии и находились на переучивании за пределами округа.
Поэтому в истребительных авиационных полках на передовых аэродромах получилось по два комплекта самолетов (И-153 и МиГ-3, И-16 и МиГ-3), впоследствии все заштатные самолеты были уничтожены налетами авиации противника и уничтожены эвакуационными командами из-за невозможности транспортировки в тыл в связи со скоротечной обстановкой. Новая материальная часть (самолеты МиГ-3) летным составом полностью освоены не были, а часть их стояла на аэродромах неисправными (не доведенными на заводах) [...]4


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 19 Июн 2019 15:35


е) Качественная оценка нашей материальной части самолетов и самолетов противника.
Наш самолет Пе-2 как бомбардировщик отвечает всем требованиям современной машины и лишь по бомбовой нагрузке уступает самолету противника Ю-88. Маложивуч, очень часты случаи пожара в воздухе от атак истребителей противника.
Необходимо дополнить5 броневой защитой штурмана и стрелка-радиста, усилить протектирование бензобаков (желательно бронировать), усилить стрелковое вооружение за счет замены пулемета ШКАС на пулемет Б…[«смазан» текст – В.Т.]… в верхней подвижной установке штурмана.
Самолеты ЛаГГ-3 и Як-1 как самолеты-истребители заслужили хорошей оценки летного состава, особенно Як-1, но необходимо усиление вооружения за счет постановки на указанные типы самолетов двух крупнокалиберных пулеметов, одной пушки ВЯ, шести РС и четырех съемных замков для подвески бомб калибром до 50 килограммов.
Самолет Ил-2 как штурмовик в ходе Отечественной войны полностью оправдал себя как противотанковый самолет и самолет с эффективным действием против живой силы и мотомеханизированных войск противника. Исходя из опыта применения самолета Ил-2 по указанным объектам, необходимо его довооружение – одна 37-мм пушка, две крыльевые пушки ВЯ, два крыльевых пулемета ШКАС и увеличение возможности подвески РС до 16 штук.
Все выше перечисленные самолеты по своим качествам не уступают современным типам самолетов противника и при достаточной подготовке летного состава, умелом применении стрелкового вооружения даже с превосходящими силами противника в воздушных боях выходят победителями. Примерами этому могут служить воздушные бои истребителей военно-воздушных сил Северо-Западного фронта на фронте войны с немецким фашизмом. При проведении указанной модернизации наших самолетов они во многом будут превосходить самолеты противника.
Самолеты противника типа Ю-88, Ме-110, Ме-109, Ме-109ф, Хе-111, Хе-113 являются современными самолетами, располагающими хорошей скоростью, стрелковым и бомбардировочным вооружением, броневой защитой экипажа и уязвимых (жизненных) частей самолетов и моторов. Особых преимуществ, по отношению к нашим самолетам, самолеты противника не имеют, если не считать лучшую маневренность самолета Ме-109ф по вертикали, но на горизонтальных фигурах, как правило, Ме-109 уступает нашим истребителям.

Командующий 6-й воздушной
армией генерал-майор
авиации Кондратюк

Военный комиссар армии
бригадный комиссар
Машнин

Начальник штаба армии
полковник Стороженко

Ф. 221, оп. 142687сс, д. 1, лл. 3-17




CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 20 Июн 2019 07:13


Боевое распоряжение
штаба Западного фронта
об организации системы
воздушного наблюдения, оповещения и связи
в войсках фронта
(1 июля 1941 г.)


Начальнику штаба армии

Проверьте и наладьте службу воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) в войсковых частях и соединениях. При всех штабах должны быть организованы посты ВНОС, через которые должны проходить донесения о воздушном противнике. Передачу донесений производить по существующим сетям проводной и радиосвязи. Донесения о полетах своей авиации не передавать Организовать оповещение ближайших аэродромов, зенитной артиллерии и важнейших тыловых баз и станций снабжения. Установить связь с системой службы ВНОС территории страны (РП или НП). Армейские головные посты ВНОС иметь при узле связи армии, который обязан отрабатывать все полученные донесения, производить оповещение активных средств противовоздушной обороны, тылов и головного поста штаба Западного фронта. В целях установления единства в организации службы ВНОС фронта с 5.7.41 г. внести нижеследующую нумерацию войсковых частей ВНОС.
1. Головной пост ВНОС штаба фронта – 200
2. Головной пост ВНОС 3-й армии – 201
3. Головной пост ВНОС 4-й армии – 202
4. Головной пост ВНОС 10-й армии – 203
5. Головной пост ВНОС 13-й армии – 204.
Для постов ВНОС частей и соединений отводятся номера:
1. 3-й армии 001 до 100
2. 4-й армии 101 до 199.
3. 10-й армии 210 до 300
4. 13-й армии 310 до 400.
Порядок передачи донесений согласно [Полевому уставу] ПУ-29 следующий: «Воздух», № наблюдательного поста, курс, количество, тип, время.
Пример: «Воздух, 005, 12, 6 бомбардировщиков, 15 часов 41 минута, Иванов». Телеграфом или радио: «Взд, 005, 12, 6 б, 15 ч. 41.». Передачу донесений по радио производить по командным радиосетям фронта. При наличии отдельных радиостанций передачу производить по сети оповещения фронта на волне 150, запасная – 178. Позывной рации головного поста ВНОС фронта: 3 – Рус Сосна. Ключи к ПТ – 39: В- 234561890; Г – 123876-459. В этой сети будут работать радиостанции ВНОС территории страны. Ежедневно к 6 и 18 часам на головной пост ВНОС фронта давать сводки о действиях военно-воздушных сил противника за истекшие сутки и о количестве сбитых самолетов противника.
Исполнение донести к 5.7.41 г.

Начальник штаба Западного фронта1

Начальник управления противовоздушной обороны
Западного фронта
генерал-майор Сазонов

Начальник связи Западного фронта
генерал-майор Григорьев

[1 июля 1941 г.]2
Ф. 208, оп. 10169сс, д. 4, л. 76.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 22 Окт 2019 11:54


А.С. Яковлев вспоминал о начале Великой Отечественной войны

http://militera.lib.ru/memo/russian/yakovlev-as/18 .html

Перед руководством авиационной промышленности в первый же день войны встал вопрос о работе заводов, расположенных в западных и южных районах страны. Хотя все мы рассчитывали на то, что враг будет остановлен и ему не удастся глубоко проникнуть на нашу землю, предприятия, [241] находившиеся в зоне, доступной вражеской авиации, должны были эвакуироваться.

Угроза воздушного нападения нависла и над Москвой с ее сотнями заводов. Хотя противовоздушная оборона Москвы, как показало дальнейшее, действовала хорошо и работники ПВО проявили подлинный героизм в защите столицы, в первые дни многое еще не было продумано. Это прежде всего сказалось в некоторых совершенно нелепых мероприятиях по маскировке. Например, для того чтобы замаскировать московский Центральный аэродром имени Фрунзе, на Ленинградском шоссе — от Белорусского вокзала и до Бегов — асфальт был засыпан мелким шлаком. Так как движение по этому участку улицы не прекращалось, то весь район оказался окутанным густыми тучами размолотого шлака. Вскоре, правда, догадались шлак убрать.

Кремлевские площади и улицы срочно камуфлировали, хотя впоследствии выяснилось, что это не достигало цели.

Принимая различные меры, подчас наивные, упускали важное. Например, оказалось, что бомбоубежища в некоторых учреждениях и жилых домах совершенно непригодны, и поэтому их оборудовали уже в разгар бомбежек.

В частях противовоздушной обороны не все могли отличить свой самолет от вражеского. В первые дни войны наши самолеты иногда принимали за немецкие, и тогда открывалась беспорядочная пальба. Пришлось в срочном порядке издать массовым тиражом небольшой альбом с изображением силуэтов и описанием основных характеристик наших и немецких боевых самолетов. Конечно, все это: и бомбоубежища, и военный камуфляж, и ознакомление зенитчиков с внешними признаками своих и вражеских самолетов, и многое другое — должно было быть сделано заблаговременно.

Скажу еще об одном, казалось бы, малозначащем факте, имеющем отношение к маскировке. В отличие от общеармейской формы защитного цвета наши летчики были одеты в форму синего цвета и с самых первых дней войны служили мишенью для гитлеровских летчиков. За личным составом Военно-Воздушных Сил, одетым в синюю форму, немцы буквально охотились. Пришлось и срочном порядке исправлять и это упущение.

Нет большей тайны, чем тайна войны. 22 июня 1941 года эта тайна стала явью.

Первый удар по Советскому Союзу гитлеровцы нанесли своей авиацией. 22 июня фашистские бомбардировщики [242] в сопровождении истребителей вторглись в советское воздушное пространство и сбросили бомбы на Киев, Севастополь, Ригу, Каунас, Вильнюс, Гродно, Брест, Барановичи, Житомир, Бобруйск и другие мирные советские города. Наши люди узнали о "Хейнкелях" и "Юнкерсах", "Дорнье" и "Мессершмиттах". Война, которую мы до сих пор вели в конструкторских бюро, стала войной в воздухе.

На следующий день после начала войны в газетах была опубликована первая сводка Главного командования Красной Армии. Лаконичным военным языком сообщалось, что "после ожесточенных боев противник был отбит с большими потерями. Только в Гродненском и Кристынопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных успехов и занять местечки Кальвария, Стоянув и Цехановец (первые два в 15 километрах и последний в 10 километрах от границы)".

Эта успокоительная информация вселяла надежду, что гитлеровцам не удастся продвинуться далеко. Как известно, все мы были тогда воспитаны на доктрине, что предстоящая война, если она и разразится, будет выиграна "малой кровью" и "на чужой территории".

К сожалению, жизнь внесла серьезные поправки. Обстановка в первое время складывалась явно в пользу противника, который развивал стремительное наступление. Уже на второй день войны, 23 июня, пришлось оставить Гродно. 26 июня сдан Даугавпилс, 27-го — Слуцк, 28 июня пала столица Белоруссии Минск. На седьмой день войны! Кто бы мог это предположить! Еще через два дня занят Львов. Это было непонятно — казалось, что мы не используем всех своих гигантских возможностей лишь в силу какого-то рокового недоразумения.

Меня ошеломило сообщение Советского Информбюро о том, что за 22, 23 и 24 июня советская авиация потеряла 374 боевых самолета и что эти самолеты гитлеровцы уничтожили главным образом на аэродромах. Позднее, после уточнений, эта цифра оказалась значительно большей. Выяснилось, что немецкая авиация напала на 66 аэродромов наших пограничных округов. Уже к полудню первого дня войны мы потеряли 1200 самолетов: 300 погибло в воздушных боях и 900 было уничтожено на аэродромах.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 22 Окт 2019 11:55


Вообще наши аэродромы в пограничных районах не были подготовлены к началу войны. По имевшимся планам, в 1941 году предстояло приспособить старые аэродромы для [243] самолетов новых типов и соорудить новые. Имелось в виду произвести переоборудование аэродромов поочередно, чтобы не вывести их из строя все сразу. И только спустя много лет я узнал из "Истории Великой Отечественной войны" следующее: "Весной 1941 года органы НКВД, которым поручались строительные работы, не считаясь с обстановкой, приступили к ним одновременно на большинстве приграничных аэродромов. В результате значительная часть этих аэродромов к началу войны фактически оказалась непригодной для эксплуатации в боевых условиях, а истребительная авиации скопилась на ограниченном количестве аэродромов, что лишило ее маневра, затруднило маскировку и рассредоточение. Кроме того, некоторые аэродромы, например в Западном особом военном округе, были придвинуты чрезмерно близко к границе, что делало их крайне уязвимыми и случае внезапного нападения авиации противника. Отсутствие готовой аэродромной сети к 22 июня 1941 года, скученное расположение авиационных частей на немногочисленных аэродромах мирного времени, многие из которых были хорошо известны противнику, явились одной из причин тяжелых потерь, понесенных нашей авиацией в первые дни войны. Служба воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) в западной приграничной полосе была плохо организована, и авиационные части несвоевременно получали данные о перелете государственной границы немецко-фашистскими самолетами.

Война застигла ВВС приграничных округов в период их широкой перестройки и переучивания личного состава"{5}.

В военных сводках с каждым днем стали называться все новые направления вражеских ударов: сначала Брестское, Белостокское, Каунасское, Владимир-Волынское, затем Вильненское и Барановичское, потом Мурманское...

В начале июля появились упоминания о таких городах, как Псков, Витебск, было названо Смоленское направление. 16 июля немцы вступили в Смоленск. Стало очевидно: враг рвется к Москве.

Лишь после войны из книги С. С. Смирнова мы узнали о великом подвиге защитников Брестской крепости, первыми принявших удар врага. Но уже н самом начале событий с фронта приходили сообщения о беззаветной преданности Родине советских людей. [244]

В развернувшихся воздушных боях даже на устаревших типах самолетов советские летчики сумели нанести гитлеровцам серьезный ущерб. Только в период с 22 июня по 19 июля, то есть менее чем за месяц, германская армия потеряла в воздушных боях около 1300 самолетов.

Вот что пишет по этому поводу в послевоенных воспоминаниях немецкий генштабист Греффрат: "За период с 22 июня по 5 июля 1941 года немецкие военно-воздушные силы потеряли 807 самолетов всех типов, а за период с 6 по 19 июля — 477. Эти потери говорят о том, что несмотря на достигнутую немцами внезапность, русские сумели найти время и силы для оказания решительного противодействия".

Это было огромной неожиданностью для немцев и не только лишило их возможности вернуть часть своих воздушных сил на Запад, как они планировали, но и поставило их перед необходимостью пополнения авиационных частей на советском фронте за счет ослабления авиации на Западе.

Однако, несмотря на потери, гитлеровцы на всех направлениях вводили в бой все новые и новые истребители и бомбардировщики. Они бросили на советско-германский фронт 4940 самолетов, в том числе 3940 немецких, 500 финских, 500 румынских, и добились господства в воздухе.

Наша промышленность не смогла возместить большие потери, понесенные советскими воздушными силами в первые дни войны. Кроме того, из-за быстрого продвижения германских войск один за другим останавливали работу и демонтировались авиационные заводы, расположенные в европейской части нашей страны и оказавшиеся в зоне действия вражеских бомбардировщиков. Уже 5 июля 1941 года Совнарком СССР принял решение об эвакуации из центральных районов страны части оборудования некоторых заводов авиаприборов для дублирования их производства в Западной Сибири, а через некоторое время пришлось выносить решение об эвакуации всей авиационной промышленности. Выпуск новых типов боевых самолетов резко сократился, а старые типы истребителей и бомбардировщиков, такие, как И-15, И-16, СБ и ТБ-3, не могли соперничать с новейшими "Мессершмиттами" и "Юнкерсами".

Пользуясь своим преимуществом, гитлеровцы причинили неимоверные страдания мирному населению западных областей нашей Родины. Часто бывало, что истребители "Мессершмитт" и пикирующие бомбардировщики Ю-87 безнаказанно утюжили дороги, беспощадно расстреливая уходивших [245] на восток беженцев — женщин, стариков, детей, жгли мирные города и деревни. Они подвергали ожесточенным бомбардировкам наши крупные железнодорожные узлы и вокзалы, чтобы сорвать переброску войск и их снабжение и вызвать панику среди гражданского населения.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 22 Окт 2019 11:56


Гитлер предполагал овладеть Киевом в течение недели. Этот план был сорван советскими войсками. Но продвижение противника продолжалось, и он в августе захватил на Украине Первомайск, Кировоград, блокировал Одессу, занял Кривой Рог, Николаев, Херсон. В сентябре пал и Киев.

Как нарочно, погода благоприятствовала наступавшим сухопутным войскам, танкам и авиации гитлеровцев. Лавина немецких захватчиков неудержимо катилась в глубь нашей страны. 8 сентября были отрезаны все обычные пути сообщения с Ленинградом, и город оказался в блокаде. В тот же день на него сбросили 6327 зажигательных бомб. Возникло одновременно 178 пожаров...

Красная Армия под напором фашистских полчищ отходила все дальше и дальше. Наши огромные потери в людях и боевой технике, в том числе и в боевых самолетах, понесенные в первые дни войны, усугубляли создавшееся положение.

Необходимо было ускорить выпуск новых истребителей, чтобы пресечь безнаказанное хозяйничанье в нашем небе фашистских воздушных пиратов, и дать больше штурмовиков [246] для борьбы с фашистскими танками. Ведь сухопутные войска на фронте ждали защиты с воздуха от "Мессершмиттов" и "Юнкерсов", но у нас очень мало было самолетов. Никто не мог понять, почему мы терпим поражения, а враг стремительно продвигается в глубь нашей территории? В этом было что-то необъяснимое. И все мы были объяты большой тревогой именно в силу необъяснимости происходившего.

Однако никто не падал духом. Сознание нависшей над Родиной опасности сплачивало всех авиационников в едином порыве умножить усилия, дать фронту больше новых боевых самолетов.

Коллектив нашего конструкторского бюро в этот период напряженно работал над улучшением недавно принятого в серийное производство истребителя ЯК-1. Работа увенчалась успехом: 24 июня 1941 года, на третий день войны, я получил официальное заключение летчика-испытателя Супруна, проводившего облет этой модифицированной машины.

Подполковник Степан Павлович Супрун был одним из выдающихся летчиков: он испытал множество новых конструкций самолетов и летал более чем на 100 различных типах машин. За летное мастерстно и отвагу его удостоили звания Героя Советского Союза еще в 1940 году.

Со Степаном Павловичем я был знаком давно. Он испытывал многие мои самолеты. Особенно мы с ним подружились во время поездки в Германию в 1940 году, где он своими виртуозными полетами на новом истребителе ХЕ-100 покорил всех присутствовавших на аэродроме в Ростоке, в том числе самого конструктора старика Хейнкеля.

Между прочим, Супрун рассказал мне такую историю. Под впечатлением неудач в Испании в кругах наших военных летчиков, особенно в Научно-испытательном институте ВВС, возникли критические настроения и сомнения в правильности технической политики в области военной авиации. Наиболее видные в то время летчики-испытатели НИИ ВВС С. П. Супрун и П. М. Стефановский обратились в Центральный Комитет партии с письмом о необходимости иметь в нашем воздушном флоте истребители с двигателями не только воздушного охлаждения, но и водяного охлаждения, причем они подробно мотивировали эту свою идею.

Через некоторое время летчиков вызвал Сталин. Он сказал, что их предложение в принципе встречает одобрение. Но при встрече Стефановский вел себя очень резко, нападал на Наркомат авиационной промышленности. По словам [247] Стефановского, все у нас было плохо. Сталину это не понравилось. У него создалось впечатление, что Стефановский — злобный критикан.

Отпустив летчиков, Сталин тут же позвонил Ворошилову, рассказал о своем впечатлении от встречи с ними. Ворошилов предложил начальнику самолетного отдела НИИ ВВС генералу И. Ф. Петрову проверить Стефановского. Как на грех, у того в анкете было что-то не в порядке.

Иван Федорович Петров доложил все, что было известно о Стефановском Ворошилову, и спросил, как же с ним быть. Ворошилов спросил: "Вы сами-то ему верите?" И в ответ на слова Петрова: "Конечно, верю" — сказал: "Ну, тогда поступайте по совести".

Со Стефановским все обошлось.

Однако, по роковой случайности, вскоре после этого разговора в НИИ ВВС состоялось партийное собрание, где обсуждали вопрос о Супруне. Подозрительный, мол, человек, родился в Америке, летал на Восток с "врагом народа" Гамарником!

По тому времени это были достаточные основания для того, чтобы опорочить человека.

Проголосовали и... исключили Супруна из партии.

Супрун, сильный мужчина, заплакал и, не глядя на товарищей, ушел с собрания.

Начальник самолетного отдела И. Ф. Петров и начальник моторного отдела В. П. Кузнецов тоже были на партсобрании. Хорошо зная Супруна как отважного летчика и преданного Родине человека, они понимали, что обвинять его в связи с "врагом народа" Гамарником было полнейшим идиотизмом (Гамарник занимал пост заместителя наркома обороны, и, как впоследствии выяснилось, оказался жертвой травли. Он покончил с собой). Что касается Америки, то родители Супруна эмигрировали еще в царское время и вернулись на Родину после революции.

Петров и Кузнецов проголосовали против исключении Супруна из партии. Супрун написал апелляцию в Центральный Комитет. Петров и Кузнецов честно и смело, что по тем временам и для них самих было небезопасно, заступились за Супруна. Супруна в партии восстановили.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 22 Окт 2019 11:56


Степан Павлович был частым гостем в нашем конструкторском бюро. Его у нас очень любили. Он привлекал своей жизнерадостностью, приветливостью. Высокий, стройный [249] шатен, всегда опрятный и щеголеватый, в своей синей летной форме, он был красавец в полном смысле этого слова.

В этот раз Супрун был особенно оживлен и все говорил о своем желании отправиться поскорее на фронт, чтобы лично померяться силами с немецкими асами.

Он рассказал мне о своем разговоре со Сталиным, у которого просил разрешения сформировать истребительный полк из летчиков-испытателей и во главе этого полка отправиться на фронт. Сталин не только одобрил намерение Супруна, но и предложил переговорить с другими опытными летчиками, чтобы создать несколько таких полков.

Прощаясь, мы крепко пожали друг другу руки, и он взял с меня слово, что первые модифицированные серийные "ЯКи" попадут в его будущий истребительный полк. Я от всей души пожелал этому замечательному человеку успеха в его смертельно опасной работе. Он прямо с завода уехал в генеральный штаб хлопотать насчет организации своего полка.

Дня через два Супруна, а также известнейших военных испытателей Стефановского и Кабанова принял Сталин, а уже 30 июня они во главе полков вылетели на фронт.

Перед промышленностью была поставлена задача в самый короткий срок, исчисляющийся днями, создать еще 2 — 3 истребительных полка из летчиков-испытателей Летно-исследовательского института наркомата. Насколько я помню, все без исключения летчики этого института во главе с М. М. Громовым потребовали отправки на фронт, поэтому поручение правительства выполнить было нетрудно.

Сталин объяснил нам, почему он сразу поддержал предложение Супруна.

— Для того чтобы новые машины воевали успешно, — сказал он, — нужно, чтобы на фронте они попали в умелые руки, чтобы опытные испытатели показали, что можно выжать из этих машин в практических боевых условиях. Испытатели должны научить рядовых фронтовых летчиков, как использовать в бою новую технику против немецких самолетов с наилучшей отдачей.



CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 22 Окт 2019 11:56


В первый же день, прибыв на фронт, в Белоруссию, полк принял участие в ожесточенных воздушных схватках с гитлеровцами. Супрун лично сбил четыре самолета противника.

И вот 4 июля одна из эскадрилий, успешно выполнив боевое задание, возвращалась на свой аэродром. Супрун, который также принимал участие в полете, отделившись от группы, решил провести на своем МиГе дополнительную разведку для следующего вылета. Неожиданно навстречу ему вынырнули из облаков шесть вражеских самолетов — два "Юнкерса" и четыре "Мессершмитта". Супрун отважно атаковал фашистов — сбил одного из них, но силы были неравные, и он оказался жертвой набросившихся на него "Мессершмиттов".

Гибель Супруна была для многих из нас, и особенно для меня, большим личным горем.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года Степан Павлович Супрун посмертно награжден второй медалью "Золотая Звезда".

Только 20 лет спустя в Толочинском районе Витебской области были найдены останки героя.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 23 Окт 2019 12:55


Какой же материальной частью располагали к 1940 году наши Военно-Воздушные Силы?

Основную мощь ВВС в то время составляли истребители И-15, И-153, И-16, бомбардировщики ТБ-3 и СБ — устарелые и, как показал опыт Испании, не идущие в сравнение с немецкими самолетами. Не приходится говорить о еще более древних самолетах, которых в строю находилось еще много.

Перевооружение ВВС на новую материальную часть началось практически с первой половины 1941 года. Но, как уже говорилось, беда заключалась в том, что к началу войны новых самолетов у нас было еще очень мало, а в первые дни войны наша авиация понесла большие потери.

Для миллионов солдат на фронте — пехотинцев, артиллеристов, танкистов, для десятков миллионов мирных жителей советских приграничных городов, подвергавшихся безнаказанным терроризирующим налетам гитлеровской авиации, было непостижимо и непонятно, где же наши летчики, где же наша авиация, о которой в течение пяти-шести лет перед войной так часто и так восторженно писалось в газетах как о самой мощной, многочисленной и передовой? Убедительного ответа на такой вопрос в то время никто дать не мог.

Наши трудности усугубились еще одним обстоятельством: основные авиационные заводы размещались на европейской территории СССР, и притом почти все в пределах от западной границы до линии Волги. Только незначительное число заволжских авиазаводов оказалось вне досягаемости вражеской авиации. И в условиях, когда фронт молил [260] о присылке новых самолетов, выпуск их пришлось почти вовсе прекратить из-за необходимости эвакуировать заводы из европейской части СССР на восток, в Сибирь.

Это было тяжелое для нас время.

В полной мере последствия всего этого, собственно говоря, были нами поняты и осознаны почти через десяток лет после окончания войны.

К числу ошибок начального периода войны малокомпетентные критики относят якобы не использованную Сталиным передышку после заключения пакта о ненападении с гитлеровской Германией.

Из предыдущих глав мы видели, с каким напряжением под руководством ЦК партии работники оборонных отраслей промышленности трудились над укреплением военной мощи страны. За короткий срок были созданы новые совершенные образцы боевой техники: самолеты, танки, орудия. Я помню, как в период испытаний новых самолетов ежедневно к 12 часам ночи готовилась сводка для Сталина о результатах испытательных полетов.

Эти факты находятся в глубоком противоречии с бытующими, к сожалению, обывательскими разговорами. Так, например, И. Г. Эренбург в книге "Люди, годы, жизнь" писал: "...Сталин не использовал два года передышки для укрепления обороны — об этом мне говорили военные и дипломаты".

Не знаю, кто именно из военных и дипломатов мог так сказать, Эренбург об этом умолчал, но все, кто в эти годы были причастны к вопросам укрепления обороны, решавшимся в ЦК, говорить этого никак не могли.

Все мы были свидетелями напряженнейшей, титанической работы ЦК партии по укреплению Красной Армии и оснащению ее современным оружием в 1939 — 1941 годах. Нам не хватило для подготовки к войне, как неоднократно говорил Сталин в узком кругу, одного — полутора лет. Новое оружие, необходимость которого подсказала война в Испании, в больших количествах стало поступать на фронт лишь в середине 1942 года, то есть спустя год после гитлеровского вторжения.

Только дальновидная политика социалистической индустриализации, осуществленная задолго до германской агрессии, позволила нам, несмотря на тяжелые потери первого года войны устоять, но создать на востоке страны поистине могучую промышленную базу. [261]

В трудную для страны пору и в людях и в технике раскрылись такие резервы, о которых трудно было даже предполагать. Но эти резервы не появились сами собой. Они были накоплены героическими усилиями миллионов советских людей.

Только благодаря великой духовной и физической силе нашего народа, несмотря на все и всякие просчеты и ошибки, страна вышла с честью из отчаянного положения, перенесла все трудности и жертвы и увенчала свою борьбу великой победой.

Только сплоченность народа вокруг партии, только огромная сила, обретенная нами за годы строительства новой жизни, смогли спасти нашу Родину. Будь это не новая, социалистическая страна, а старая, дореволюционная России, она рухнула бы перед Германией, подобно Польше, Франции и десятку других буржуазных европейских государств.


CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 23 Окт 2019 12:58


Когда Сталин заговорил о людях, Дементьев шепнул мне:

— Давай попросим за Баландина.

Я кивнул ему, и мы воспользовались паузой в разговоре.

— Товарищ Сталин, вот уже больше месяца, как арестован наш замнаркома по двигателям Баландин. Мы не знаем, за что он сидит, но не представляем себе, чтобы он был врагом. Он нужен в наркомате, — руководство двигателестроением очень ослаблено. Просим вас рассмотреть это дело.

— Да, сидит уже дней сорок, а никаких показаний не дает. Может быть, за ним и нет ничего... Очень возможно... И так бывает... — ответил Сталин.

На другой день Василий Петрович Баландин, осунувшийся, остриженный наголо, уже занял свой кабинет в наркомате и продолжал работу, как будто с ним ничего и не случилось... [264]

А через несколько дней Сталин спросил:

— Ну, как Баландин?

— Работает, товарищ Сталин, как ни в чем не бывало.

— Да, зря посадили.

По-видимому, Сталин прочел в моем взгляде недоумение — как же можно сажать в тюрьму невинных людей?! — и без всяких расспросов с моей стороны сказал:

— Да, вот так и бывает. Толковый человек, хорошо работает, ему завидуют, под него подкапываются. А если он к тому же человек смелый, говорит то, что думает, — вызывает недовольство и привлекает к себе внимание подозрительных чекистов, которые сами дела не знают, но охотно пользуются всякими слухами и сплетнями... Ежов мерзавец! Разложившийся человек. Звонишь к нему в наркомат — говорят: уехал в ЦК. Звонишь в ЦК — говорят: уехал на работу. Посылаешь к нему на дом — оказывается, лежит на кровати мертвецки пьяный. Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли.

После таких слов создавалось впечатление, что беззакония творятся за спиной Сталина.


Ruxs
Участник
Письмо
Москва, Марьино. Дача восток МО, 15 км от Орехово-Зуево
# Дата: 23 Окт 2019 14:19


CorvusCorax

Думаю, данный диалог со Сталиным является плодом воображения автора.
Анекдотический текст ответов Сталина.

CorvusCorax
Автор сайта
Письмо
Владимир (г. Байконур)
# Дата: 1 Ноя 2019 17:04


А.С. Яковлев вспоминал

А вот про суровые современные будни ОКБ им. Яковлева



Ваш ответ

          Отменить *Что это?

 » Логин  » Пароль