Книга А.В. Дьякова "Предвидение погоды на длительные сроки на энерго-климатологической основе"

Полезные ссылки:
Метеоцентр.Азия - наш сайт с высокодетализированными прогнозами погоды по пунктам Pоссии и мира
Облегчённая версия Метеоклуба (для смартфонов)

Книга А.В. Дьякова "Предвидение погоды на длительные сроки на энерго-климатологической основе"

Сейчас в Метеоклубе:
Участников - 1 [ Sunspot ]
Максимальное одновременное количество посетителей: 308 [2 Ноя 2013 22:42]
Гостей - 296 / Участников - 12

 - Начало - Ответить - Статистика - Pегистрация - Поиск -

МЕТЕОКЛУБ : независимое сообщество любителей метеорологии (Европа и Азия) : ФОРУМ О ПОГОДЕ И ПРИРОДЕ / Метеорология: наука и практика / Книга А.В. Дьякова "Предвидение погоды на длительные сроки на энерго-климатологической основе"
<< 1 ... 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . >>
Автор Сообщение
CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:19


И все же Дьяков не сдается и свой ответ московскому начальству подписывает как заведующий ОДАГШ (23.05.52). «Правила и порядки Гидрометслужбы СССР мне известны в малейших деталях. Тем не менее … в НАРУШЕНИЕ формы, я рассчитывал на то, что преклонение перед последней – дань бюрократизму в ГУГМС - не простирается настолько, чтобы не поддерживать ценной творческой инициативы, исходящей СНИЗУ от энтузиаста советской метеорологии, отдавшего ей немало трудов, о чем известно Вам лично как УЧАСТНИКУ этих трудов, помогавшему мне еще в 1939 году. Идея основания Обсерватории динамики атмосферы выношена мною в течение многих лет жизни (с 1936 г.) и ПРАКТИЧЕСКИ ОСУЩЕСТВЛЕНА с помощью местных руководителей, поддерживавших всемерно мое важное ПРОГРЕССИВНОЕ начинание. Это я и счел нужным отметить в своем приказе № 40 от 23 апреля 1952 года, и это не удастся «отменить» никакому бюрократу по той причине, что здесь говорит САМА ДИАЛЕКТИКА НАШЕЙ РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ЖИЗНИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭПОХИ. По словам тов. И. В. Сталина, «там, где есть бюрократизм, там нет движения вперед, нет развития». Все это не мешало бы помнить всем руководителям учреждений, где успехи не блестящи, в частности, ЦИПу, долгосрочные прогнозы которого весьма низкого качества, Геофизическому институту АН СССР, стиль работы которого подвергнут суровой критике со стороны ЦК нашей партии («Правда» от 25 февраля 1952 г.), и мн. др. Прошу принять мое заявление, что если с Вашей стороны не будет активной поддержки моей творческой инициативы в работах, протекающих нередко с нарушением формы, но направленных на всемерное развитие родной советской науки, то прошу освободить меня от занимаемой должности в системе ГУГМС при СМ СССР».
Через месяц Дьяков поехал в Алма-Ату, в КазНИГМИ (Казахстанский научно-исследовательский гидрометеоинститут), где охотно выслушивали его идеи. 21 июня он выступил с докладом, встретившим большой интерес тамошних ученых.
А вернувшись в Темир, Анатолий Витальевич ознакомился с приказом об увольнении за прогулы. Статья КЗОТ означала ни больше ни меньше, как «волчий билет». Основанием для приказа послужила докладная техника-наблюдателя Понарина, который «несколько дней не видел начальника на работе». Докладную, надо думать, его попросили написать новосибирские товарищи.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:31


В это бедственное время Дьяков много теоретизировал, возводил под метеорологию философский фундамент. Диалектика природы всегда была его коньком. В МГУ по данному предмету он получил «отлично» (хотя по многим другим дисциплинам оставался «хорошистом»). Сейчас он рассматривал погоду и ее предвидение с точки зрения детерминизма и его противоположности – индетерминизма. Лаплас с его механистическим детерминизмом 18 века, казалось бы, давно ушел в прошлое. Все явления в мире он рассматривал как связанные шестеренками вселенского механизма. Любой человеческий вздох имеет первичной причиной сотворение мира, от которого к нему привели мириады следствий. Но не так ли рассуждает и советский ученый Илья Афанасьевич Кибель, построивший метод краткосрочного предсказания погоды на уравнениях, механически выводящих синоптические процессы из значения барических полей? Дьяков предпочитал опираться на современную физику с ее принципом неопределенностей Гейзенберга. Он пришел к мнению, что любой процесс природы – это комплекс достоверного и вероятного в их взаимопроникновении. Сейчас вряд ли эта мысль произведет впечатление новизной, но в середине 20 века не каждый ученый блистал вероятностным мировоззрением, о Гейзенберге, Боре, Эйнштейне слышали не все, а если и слышали, то воспринимали с недоверием.
Дьяков обдумывал основы новой науки, которую назвал «энергетической климатологией». Старое понятие климата как «совокупности средних величин и свойств метеорологических элементов» им отвергалось. Новое провозглашалось еще в докладе от 17 октября 1950 года. Климат - сложный эффект солнечной энергии у поверхности планеты, проявляющийся в результате взаимодействия процессов: радиации и атмосферной циркуляции с орографией и подстилающей поверхностью определенной территории, физически выраженный в оформлении в течение ряда лет системы взаимосвязанных закономерностей: воздушных и водных течений, тепла, влаги и освещенности в атмосфере и на подстилающей поверхности. Дилетанту трудно судить о содержательной ценности данного определения, однако громоздкость формулировки режет слух. Впрочем, слова всегда можно поправить, а произвести на свет новую мысль гораздо труднее.
Труды Б. П. Мультановского, по мнению Дьякова, дали плодотворные результаты, но в настоящее время устарели и носят печать формализма. Старая климатология бессильна экстраполировать процессы, связанные с трансформацией энергии у земной поверхности на более или менее долгий срок, то есть давать долгосрочный прогноз. Вследствие этого существуют две оторванные друг от друга отрасли: погодоведение и климатология. Поэтому и надо создать энергетическую климатологию как естественное развитие и обобщение классических трудов Дове, Фиц-Роя, Воейкова, Лир. Для долгосрочных прогнозов погоды требуется ввести понятие энергетического цикла атмосферы.
Падающий снег пеленой обволакивал поселок, обносил дома сугробами. Человек, далеко за полночь засидевшийся в избушке у столика, аккуратно выводил строчки рукописи, озаглавленной «О предвидении погоды на длительные сроки на энергоклиматической основе». По его предположению, она должна была произвести настоящий фурор в научном мире.
Через девять месяцев после увольнения произошло восстановление на работе. УГМС подчинилось указанию Новосибирского обкома партии, куда уволенный обратился с жалобой. Но это еще ничего не значило. Начальник метеостанции по-прежнему гнул свое. От него требовали распространения официальных прогнозов, а он скандалил: я вашу чушь рассылать не буду!..


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:33


Накануне 1954 года Дьяков отправил рукопись «Предвидения» президенту Академии наук СССР А. Н. Несмеянову, одному из крупнейших химиков-органиков 20 века.
Уже во вступительной части работы Дьяков бросил вызов Кибелю, критикуя его метод, который завел, по Дьякову, метеорологическую науку в тупик. Сознавал ли сибирский поклонник Бруно и Галилея, на какую статую он замахнулся?
Илья Афанасьевич (Аронович) Кибель – ученый с мировым именем. Его монография «Введение в гидродинамические методы краткосрочных прогнозов погоды» считалась классикой. В 1940 году вышла монография «Приложение к метеорологии уравнений бароклинной жидкости», которая знаменовала собой приход нового, численного метода краткосрочного прогноза погоды, а ее автор стал лауреатом Сталинской премии. Легкая маскировка в звучании отчества приходится на период борьбы хозяина премий с «космополитизмом».
И. А. Кибель заведовал отделом динамической метеорологии ЦИП. В академической карьере он дошел до членкора. Шесть раз его кандидатура выставлялась на избрание в действительные члены АН, но так и не прошла, баллотируемая коллегами. Вероятно, чем-то их не устраивали его человеческие качества.
Когда президиум АН и УГМС отдали рукопись смелого автора на отзыв, Кибель оказался в числе пяти задействованных рецензентов. Впрочем, отзывы ученых на рукопись «Предвидения» заслуживают отдельной главы, поскольку этот труд А. В. Дьякова явился одной из центральных вех в его личной судьбе и судьбе его открытий.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:38


Отзывы на «Предвидение» пришлось в буквальном смысле долго ждать, так как отправили их из Москвы в Темиртау только через восемь месяцев после получения рукописи.
Рецензия И. А. Кибеля дышит издевкой и написана прямо-таки в фельетонном жанре.
Отзыв С. П. Хромова насчитывает 20 страниц. Смысл его недалеко ушел от мнения Кибеля.
Совсем по-другому написаны заключения профессора Х. П. Погосяна и старшего научного работника ГГО Л. А. Вительса. Они объективны по тону, доброжелательны, интеллигентны. С обоими учеными автор «Предвидения» был лично знаком. Лазарь Абрамович Вительс присутствовал на семинаре в ГГО в октябре 1950. Харен Петрович Погосян состоял в руководстве ГУ ГМС и помогал Дьякову как молодому исследователю.
С критикой в адрес Кибеля Харен Петрович не согласился, хотя и не привел никакой аргументации: «… Однако А. В. Дьяков делает не совсем правильные выводы, что вычислительные методы И. А. Кибеля и Е. Блиновой являются иллюзорными и основаны на заведомо ложных допущениях в исходных данных и подгонке параметров в рядах шаровых функций, использованных для расчетов».
Примечательно, что в своем отзыве Л. Вительс обходит молчанием факт беспрецедентной критики в сторону Кибеля. Возможно, ему просто не хотелось вникать в физико-математические дебри, располагая малыми знаниями в математике (позже Дьяков его самого начнет за это критиковать).
«Закон конца полярной ночи», так полюбившийся Г. Юрову за поэтичность названия, по мнению Л. Вительса, не совсем ясен. Одно время впоследствии А.Дьяков настаивал на его строгой доказанности, затем закон куда-то канул и автором нигде не упоминался. То ли в нем нашлись дефекты, то ли Анатолий Витальевич его «засекретил», как и методику прогнозов…
Заключения Погосяна и Вительса характерны также тем, что они оценивают работу Дьякова как нечто рядовое, совершенно не замечая их действительной новизны, пусть даже «революционность» в их глазах была лишь претензией.
Доктор физико-математических наук М. С. Эйгенсон отозвался о «Предвидении» самым энергичным и – главное – положительным образом, подчеркивая новаторство.
«Работу А. В. Дьякова считаю, по предварительному с нею ознакомлению, исключительно интересной и важной. Тов. Дьяков, по-видимому, действительно прокладывает совершенно новые пути в службе долгосрочных прогнозов, используя, как он справедливо пишет, забытые и не понятые гениальные идеи А. И. Воейкова, Э. С. Лир, а также и некоторые достижения гелиогеофизиков...»
Морис Эйгенсон – исключительно интересный человек, с которым у Дьякова позже завязалась переписка.
Для Бога погоды не существовало авторитетов в том смысле, чтобы робеть перед титулами. Только служение истине имело для него ценность. Получив пять отзывов на «Предвидение», он обстоятельно изучил их и отправил президенту АН СССР А. Н. Несмеянову письмо с мнением по каждому из них и просьбой, чтобы они дошли до адресатов.
Вердикт И. А. Кибеля он отобразил так: «Отзыв представляет собой образец необъективной и весьма предвзятой реакции со стороны одного из тех ученых, которые не желают даже слышать о положениях, не укладывающихся в созданные ими формалистические схемы и противоречащие последним. Поэтому автор, явно не читавший внимательно мою рукопись, не остановился перед недобросовестным, недостойным советского человека приемом – ГРУБО ФАЛЬСИФИЦИРОВАТЬ основную идею работы…» Дьяков напоминает сущность своей работы, на которую и не подумал обратить внимание Кибель, и констатирует «развязную безответственность», «дешевизну» и «клеветнический характер» его приемов.
Очень больно он отхлестал и Хромова, назвав свою схватку с ним «смертельным поединком» и стараясь «остаться на совершенно объективных позициях, чему не должен помешать тот град оскорблений, присущих плохо воспитанным людям, которым окатил меня этот уже почтенный ученый, имеющий за плечами полувековой возраст и свыше 20 лет стажа преподавания синоптической метеорологии в разных вузах нашей страны».
Полемика с Хромовым занимает несколько страниц с подробнейшими аргументами. Если коротко, то суть такова: С. Хромов не дал науке ни одной оригинальной идеи, он всегда был компилятором чужих мыслей, это аналог пушкинского Сальери.
О законе конца полярной ночи: «Несмотря на поток совершенно неприличной брани и огульного охаивания… всей моей работы и меня лично, С. П. Хромов назвал как бы нечаянно закон полярной ночи «интересным по существу». Ценное признание! Ведь этот закон является по сути основным выводом из всей разработанной мною методики…»
С Погосяном в теоретической части Дьяков согласился далеко не во всем, однако выразил удовлетворение: «Данный отзыв не только не имеет злопыхательского характера, но в итоге дает положительную оценку всей моей работе». И снова о методике, в связи с «непонятной причиной, заставившей автора избежать» ее изложения: «Я не считаю возможным пойти на это раньше, чем прекратятся злобные и необъективные выпады по моему адресу…»
Одобряя в целом отзыв Вительса, Дьяков все же отметил ряд содержащихся в нем утверждений, «свидетельствующих, что рецензент НЕ ПОНЯЛ некоторых наиболее важных выводов» его труда. Вооружившись формулами, он вновь разъяснил климатологическую функцию, выведенную им из варьирования интеграла энергии атмосферной циркуляции…
Вполне устроила автора «Предвидения» восторженная оценка этого труда Эйгенсоном.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:42


Морис Семенович Эйгенсон в 1938-53 годах заведовал отделом службы Солнца Пулковской обсерватории, состоя одновременно в должности профессора ЛГУ; в 1937-51 был председателем Солнечной комиссии Астрономического совета АН СССР, руководил работой советской сети Солнца. Уцелев от репрессий в 30-х годах, в 50-х все же пострадал за убеждения и вынужден был от интриг и нападок уехать во Львов, где преподавал в университете и затем руководил университетской обсерваторией. Его научные труды относятся к внегалактической астрономии, космологии, физике Солнца, гелиогеофизике – именно он явился автором последнего названия, обозначив новую научную дисциплину.
М. С. Эйгенсон обнаружил между галактиками наличие так называемой «темной материи». Он написал первую в нашей стране монографию по межгалактической теме «Большая Вселенная» (1936).
В прогнозах погоды, к тому же на основе солнечной активности, Эйгенсон знал толк. В начальном периоде Отечественной войны он руководил Симеизским отделением Пулковской обсерватории. Считая прогнозы ЦИПа непригодными, командование Черноморского флота обратилось к нему с просьбой о штормовых предупреждениях. Трудно сказать, насколько удачны были его предсказания, но некоторое время Морис Семенович прогнозировал антициклональные черноморские штормы, основываясь на предвидении дат арктических вторжений воздуха на север Европейской части СССР после кульминации солнечных пятен.
Его письмо вселяло самые радужные надежды. «Глубокоуважаемый коллега, Президиум АН СССР прислал мне на отзыв Вашу работу. Сегодня направляю им свое предварительное заключение, копию которого при сем прилагаю.
Мне было очень приятно узнать о Вашем существовании и о Ваших выдающихся теоретических и практических результатах. Хотелось бы, чтобы Вы еще полнее и значительно глубже узнали и до конца использовали для долгосрочной прогностики новейшие достижения советской гелиогеофизики. Они собраны в моей последней монографии, которая, возможно, выйдет в свет еще в текущем году. Будет ли напечатана Ваша работа и, если да, то где?
Считаю, что с ней совершенно необходимо (хотя бы еще в рукописи) познакомить: Л.А. Вительса, Г.Я. Вангенгейма, А.А. Гирса, С.П. Хромова, Л.Р. Ракипову и ряд других, действительно авторитетных и передовых людей, которые Вас безусловно поддержат и, если надо, то и дружески покритикуют».
Как это ни удивительно, среди потенциальных сторонников Дьякова здесь фигурирует Хромов, ставший самым ядовитым его противником и вообще никогда не питавший симпатий к теме солнечных ритмов.
Отзыв Эйгенсона, высланный без формальностей задолго до официального отправления через Академию наук, наполнил сердце Бога погоды небывалым восторгом. Через неделю во Львов уходит ответное послание на восьми страницах. Шапка его тоже выглядела довольно торжественно: «Астро-геофизик А. В. Дьяков (Дэллин). Гидрометеорологическая станция Темир-Тау Новосибирского управления Гидрометслужбы при Министерстве сельского хозяйства Союза ССР. П/о Темир-Тау Кемеровской области, Кузедеевского района».
Называть себя «астрогеофизиком» было, пожалуй, слишком громко, не имея этого официального статуса. Но не мог же Дьяков представляться как «техник-наблюдатель метеостанции…» И потом, по существу, ведь он действительно владел астрофизической квалификацией…
Завязалась переписка. Эйгенсон ответил теперь уже не машинописью, а по-свойски, крупными каракулями. Они общались, как две души, неожиданно наткнувшиеся друг на друга после блуждания во тьме. Особенно изголодался по интеллектуальному собеседнику темирский отшельник.

Аннигиляция отношений Дьякова и Эйгенсона произошла, видимо, в начале 1956 года. Началось с того, что в октябре 1954 года Эйгенсон выслал в Темир брошюру под названием «Циркуляр астрономической обсерватории Львовского государственного университета». Она содержала шесть статей, объединенных темой воздействия солнечной активности на атмосферу и земную кору (в одном из писем Дьякову Морис Семенович писал, что считает воздействие Солнца на геотектонику своим наиболее важным открытием). В апреле 1956 года Дьяков безуспешно (как всегда) пытался опубликовать в журнале «Метеорология и гидрология» резко критическую статью, в которой анализировал положения Эйгенсона, а также… его неожиданного соавтора (в одной из статей) - Хромова. Позитивных мыслей Анатолий Витальевич, высказал, возможно, гораздо больше, чем критических, причем проявил недюжинные познания в геологии. Однако его полемические выпады так больно резали по живому, что вряд ли стимулировали редакцию журнала к публикации. Досталось и Эйгенсону, и особенно Хромову. «Не изучив глубоко взаимозависимостей в геофизических явлениях, М.С. Эйгенсон делает «смелый» вывод, что якобы перемещения только водных и воздушных масс на Земле... вызывают столь крупные перемещения главных осей инерций Земного шара...»


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:46


В течение целого десятилетия (1951-1961) Дьякова связывали с Алма-Атой самые теплые отношения. В столице Казахстана существовало два центра, из которых он получал поддержку: сектор астроботаники Астрофизического института, где работал академик Тихов, и КазНИГМИ.

Среди многих ученых КазНИГМИ можно особо выделить уже немолодую тогда Т. А. Дулетову, которая работала начальником отдела синоптических исследований. Дьякову было о чем поговорить с ней. Одна из первых женщин-метеорологов, ровесница Лир, также ученица Б. П. Мультановского, она хорошо знала Элеонору Севериновну.

Татьяна Александровна работала в ГГО. В 1932 году занималась на синоптических курсах Т. Бержерона. В 1940 году вышла ее книга «Основы долгосрочных прогнозов погоды». Она считалась врагом шаблонов и любой синоптический процесс толковала оригинально, без тени формализма. Ей удавалось сочетать работу как в области долгосрочной, так и краткосрочной синоптики. Старейший ленинградский синоптик П. Н. Адамов отмечал это в мемуарах как «исключительно интересную особенность», то есть редко встречающуюся среди коллег.
Сохранились протоколы семинаров в КазНИГМИ. Они передают дух обсуждения, «кухню» научной мысли. На том самом семинаре 21 июня 1952 года, после которого докладчика неожиданно уволили с работы, ученые задавали ему вопросы, любопытные и для нас. Быть может, когда-нибудь материалы семинаров будут опубликованы полностью, а пока ограничимся выдержками с большими сокращениями.

Е. Я. Штафинская: Вы считаете, что по наблюдениям в одной точке можно давать прогнозы?
А. В. Дьяков: Да, по наблюдениям в одной точке можно давать прогноз погоды по обширному району, диаметром по крайней мере в 300-500 километров, однако при условии, что через эту точку проносятся воздушные массы с различными физическими свойствами, приходящие издалека.
Р. С. Голубов: Как Вы считаете, интенсивность циркуляции усиливается в данном месте или на всем Земном шаре?
А. В. Дьяков: Этот вопрос находится еще в стадии разработки. Некоторые авторы считают, что активность Солнца может воздействовать только на зональную циркуляцию атмосферы.
В. П. Пастух: Объясните, каков механизм влияния солнечной активности на атмосферные процессы?
А. В. Дьяков: По поводу механизма влияния солнечной активности на циркуляцию атмосферы можно с большой вероятностью выдвинуть две рабочие гипотезы – электромагнитную… и гипотезу светового давления.
А. Т. Бергун: Каков процент оправдываемости в Ваших прогнозах?
А. В. Дьяков: Средний процент оправдываемости прогнозов метеобюро Горной Шории за 8 лет 82 процента.
Н. В. Щукина: Какова заблаговременность прогнозов в Вашей методике?
А. В. Дьяков: Не ранее, чем за 5 суток – длины полупериода среднего энергетического цикла атмосферы, то есть срока, в течение которого успевает распространиться воздействие на тропосферу активного очага на Солнце и удерживается определенный тип атмосферной циркуляции.

Через пять лет (17 сентября 1957 года) Дьяков представил КазНИГМИ доклад «Опыт долгосрочного предвидения погоды на территории Евразии с учетом воздействия активности Солнца на атмосферу Земли». Сотрудник отдела синоптических исследований Е. Д. Шехтман спросил: «Какова Ваша методика прогнозов погоды, где она изложена и почему Вы здесь ее не коснулись?»
Дьяков ответил: «Эти вопросы не относятся к теме доклада. Я изложил только результаты опыта применения моей теории на территории Евразии. О методике составления моих прогнозов следовало бы говорить подробно на специальном докладе. Она изложена в рукописи под названием «О предвидении погоды на длительные сроки на энергоклиматической основе»».



CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:49


На том же сентябрьском семинаре Т. А. Дулетова спросила: «Скажите, как представить себе превращение невесомой энергии активности Солнца в явную, весомую энергию воздушных масс, перекачивающую громадные массы воздуха из одних широт в другие, ведь масса атмосферы велика? Каков коэффициент перехода весомой энергии в невесомую?»
А. В. Дьяков: «Об этом подробно говорит теория электродинамической индукции, разработанная учением Ампера, Фарадея, Максвелла. Согласно этой теории при взаимодействии электрического тока с магнитным полем возникают так называемые пондермоторные силы...»
Для ответа на второй вопрос Т. А. Дулетовой докладчик привлек формулу Эйнштейна о связи массы и энергии – энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света.
Научный сотрудник сектора астроботаники А. П. Кутырева: «Почему Вы не предсказали катастрофических явлений в Китае и на Дальнем Востоке в 1956 году, а ограничились Европой и Западной Сибирью?»
А. В. Дьяков: «По причине полного отсутствия связи с теми районами. Ежедневный гидрометбюллетень ЦИПа, который я получаю, охватывает районы СССР и Западной Европы, а что делается в Китае, каковы там температуры воздуха, их изменения, ветры и прочее – я сведений не имел и не имею. Однако у меня имеется возможность предвидеть катастрофы в атмосфере и там, если бы я получал оттуда метеорологические данные.»
Этот семинар проходил при довольно бурном обсуждении, с эмоциональными дискуссионными вспышками. Ш. А. Безверхний и Е. Д. Шехтман предложили записать в протоколе: «Просить докладчика изложить свою методику предвидения погоды и просить директора КазНИГМИ А. Т. Бергуна предоставить 1 или 2 печатных листа для напечатания труда А. В. Дьякова».
Председательствующий на семинаре Р. С. Голубов сделал такое заключение: «Заслушав доклад тов. А. В. Дьякова и не поняв сущности его методики предвидения погоды, предложить ему изложить эту методику письменно и представить комиссии, которая должна будет решить вопрос о целесообразности напечатания труда А. В. Дьякова».
Прошло еще несколько лет, целая маленькая жизнь. 11 марта 1961 года Дьяков телеграфировал в КазНИГМИ о предстоящей летней засухе в Казахстане. А в сентябре он приехал в Алма-Ату с докладом «Общая картина воздействий энергии активности Солнца на тропосферную циркуляцию Земного шара».
Сначала доклад заслушали на общем собрании Алма-атинского отделения ВАГО 18 сентября. Присутствовали 21 человек, в том числе шестеро из КазНИГМИ. Дьяков рассказал, что на основе своей теории он дал в 1956-1960 годы 30 подтвердившихся прогнозов атмосферных катастроф, случившихся в Атлантике, Индии, на Дальнем Востоке. Предупреждения отправлялись в ВМО (Всемирную метеоорганизацию), Женеву и Париж.
Докладчика засыпали вопросами по сущности его теории и методики. Долгожданных ответов распаленные любопытством слушатели так и не получили. Постановили: «Рекомендовать т. Дьякову А.В. ... сделать более обстоятельный доклад о его теории на семинаре в гидрометинституте в присутствии большего числа квалифицированных специалистов-метеорологов, осветив детально основы методики долгосрочного предвидения макропроцессов циркуляции тропосферы с учетом воздействий активности Солнца».
Через три дня возбужденная аудитория специалистов вновь внимала докладчику. Никаких объяснений по методике они и близко не услышали. Раздались голоса: а имеет ли вообще докладчик какую-либо теорию и методику? На этот год он предсказывал нам засуху. А была ли она? Слушатели стали приводить факты, противоречащие присланному в институт прогнозу. Дьяков утверждал, что мнения его оппонентов голословны. Страсти накалялись, можно было констатировать скандал.
Дьяков удалялся из КазНИГМИ с тяжелым чувством, которое не проходило несколько месяцев. Когда 21 ноября 1961 года в Целинограде состоялось зональное совещание с участием Н. С. Хрущева, на котором официально озвучили данные по имевшей место засухе, Анатолий Витальевич успокоился – истина восторжествовала. А значит, была и методика прогнозов, которую… он так и не раскрыл.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:52


Солнце – молодая переменная звезда. Оно состоит из трех зон: ядро, промежуточная и конвективная (то есть область перемешивания, «кипения»). Пятна представляют собой конвективные извержения плазмы с повышенным напряжением магнитного поля.
Что касается А. В. Дьякова, то он, конечно, интересовался всеми данными о Солнце, но для него прежде всего имели значение площадь пятен и некоторые другие визуальные характеристики, их расположение по отношению к солнечному экватору («бабочка Маундера»), их причудливые формы, степень спокойности развития или бурности вспышек.
В свое время ряд влиятельных ученых, с которыми идейно враждовал Дьяков, категорически отрицал саму возможность воздействия пятен на атмосферу, так как выделяемая при вспышках энергия ничтожно мала по сравнению с «солнечной постоянной», составляя от нее не более 0,1%. Чтобы как-то «раскачать» массу нашего воздушного океана, необходимо, согласно простым расчетам, гораздо больше.
Однако в наши дни группа ученых под руководством Джеральда Меля (США) фактически подтвердила гипотезу Дьякова о солнечном ветре и его воздействии на атмосферные процессы (это высказывание вовсе не означает, что американцы работали специально для развития дьяковских идей; слышали ли они вообще о Дьякове?).
Коллектив Дж. Меля собрал данные наблюдений за последние сто лет и установил ясную взаимозависимость между солнечной активностью, поведением стратосферы и погодой в тропических широтах Тихого океана, определяющей погодные явления в других местах планеты. Небольшой рост величины солнечной энергии приводит к тому, что озон поглощает этой энергии больше, что дополнительно разогревает верхние слои атмосферы, стимулируя синтез новых молекул озона, которые поглощают еще больше излучения. Особенно интенсивно процесс идет в тропиках, куда лучи падают под более прямым углом. Стратосфера разогревается неравномерно, что ведет к усилению и изменению направлений воздушных потоков. Сравнительно слабое увеличение излучения подогревает океанские воды и приводит к росту испарения воды, насыщая атмосферу влагой и охлаждая сам океан.
В годы максимумов солнечной активности чрезвычайно усиливается общая циркуляция атмосферы, чаще происходит столкновение теплых и холодных масс. Иногда теплый воздух проникает в виде «теплого языка» до Гренландии и даже еще дальше, к полюсу.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:54


В письме на имя замначальника ГУ ГМС проф. Ф. Ф. Давитая от 4 апреля 1958 года Дьяков писал: «Прошу Вас дать мне возможность:
1. Опытного внедрения моих разработок в области долгосрочных прогнозов погоды на территории Казахской ССР.
2. Предоставить возможность печатного опубликования разработанных мною положений... в журнале «Метеорология и гидрология» в порядке обсуждения».

Через пять месяцев пришел ответ за подписью замначальника отдела научно-исследовательских учреждений ГУ ГМС Л. Попова:
«1. Поднятые Вами вопросы касаются актуальной проблемы современной синоптической метеорологии – вопроса о причинах изменения атмосферной циркуляции. Однако основной Ваш тезис об электродинамической природе атмосферных возмущений необходимо подтвердить хотя бы самыми простейшими расчетами.
2. Вопрос об опубликовании Ваших работ в журнале «Метеорология и гидрология» может быть рассмотрен после представления статей в редакцию журнала.
3. Вопрос о внедрении составляемых Вами прогнозов может быть решен после организации систематической проверки их на оперативном материале».

Замыкался заколдованный круг. Сам Дьяков не предоставлял конкретной методики и расчетов. «Проверка на оперативном материале» представляла собой сложную и неопределенную задачу (как показал в 1972 году опыт работы комиссии). Журнал систематически отказывал в публикации присылаемых рукописей, ссылаясь на недоработки, действительные или мнимые.
В устных докладах этого периода (в КазНИГМИ) Дьяков настаивал на «срочной реформе метеорологии» - «развитие сельского хозяйства, интересы мореплавания, промышленности во всех странах мира требуют обеспеченного прогноза погоды».
Свои телеграммы-прогнозы вместе с пачками почтовых квитанций он аккуратно подклеивал в общие тетради, списки сбывшихся предупреждений заверял печатью и подписями в поселковом совете. Выйдя в прогнозах за пределы СССР, слал телеграммы в Жювизи, Париж, Женеву. Сильные ливни, грозы, наводнения, бури, штормы, жара и засухи – десятки погодных аномалий за 1958 - 1961 годы.

В августе 1958 года Дьяков ездил в Москву на Х Всемирный съезд астрономов и выступил с сообщением о проблеме долгосрочных прогнозов погоды в связи с солнечной активностью. Огромным впечатлением стала для него встреча с Габриэль Фламмарион. Дьяков описал это событие, историческое для него, в своей «Автобиографии». В громадном высотном здании гостиницы «Украина» Габриэль, генеральному секретарю Французского астрономического общества, бессменно исполнявшей эту должность после кончины мужа, отвели роскошный номер на бельэтаже. Вдове кумира (второй его жене), «согбенной под тяжестью лет, но с удивительно живыми, вдохновенными глазами» было 89 лет. «Погруженная в думы о прошлом, она рассказала мне много самых трогательных воспоминаний о совместной жизни и творческой работе, с 1900 года, с великим просветителем, которого она назвала Прометеем!»

«Вашу страну я люблю и восхищена ее людьми. Приезжайте ко мне обязательно с визитом в Жювизи, поклониться могиле нашего любимого Учителя!» – сказала на прощание мадам Фламмарион. Скоро ее не стало.
В апреле следующего года французы опубликовали сообщение Дьякова, сделанное на съезде, в своем журнале «Астрономия». Оно вызвало во Франции живой отклик. В Темире автор сообщения получил два письма из Парижа. Видный астроном Жан-Клод Пекер сожалел, что из-за болезни не смог приехать на съезд, но с удовольствием познакомился с публикацией месье Дьякова в журнале. «Не стоит и говорить, что я целиком согласен с вами в вопросе важности связей между активностью Солнца и атмосферными явлениями. Вне всякого сомнения, метеорология не должна больше рассматривать атмосферу как изолированную систему... Знаете ли вы в этой области весьма интересную работу господина Шапиро из Кембриджского университета (Массачусетс, США), который нашел очень большую связь между давлением воздуха... на уровне подстилающей поверхности... и геомагнитной активностью, которая с полным правом может быть рассматриваема как превосходный индекс активности Солнца?
Идеи господина Шапиро полностью подтверждают ваши личные идеи, и я сам вполне с ними согласен».

Письмо президента ВМО А. Вио содержало приглашение в Париж: «С большим интересом я прочел ваше сообщение о связях активности Солнца с процессами в тропосфере, и, если вы намерены сделать доклад в Париже Французскому астрономическому обществу, я с удовольствием попрошу некоторых из моих сотрудников принять участие в обсуждении ваших предложений».
Соблазнительная идея съездить в Париж увлекала Дьякова до тех пор, пока он не убедился в ее практической неосуществимости. «Железный занавес», разделявший СССР и заграницу в сталинское время, пал, однако не для всех. Дьякову в ответ на его обращения в инстанции предложили посетить Францию в составе туристической группы со всеми ее ограничительными правилами, от чего он решительно отказался.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 16:58


Вполне признанный профессор (кстати, тоже бывший «мировед») Б. Л. Дзердзиевский в свое время посещал уже упоминавшиеся синоптические курсы Тура Бержерона в Москве и продолжал традицию А. В. Клоссовского, связанную с физико-математическими исследованиями атмосферы. Дзердзиевский перевел на русский язык пособие Т. Бержерона «Трехмерно-связный синоптический анализ», с которым первые годы после курсов работали слушатели. Кроме того, Борис Львович разработал свою терминологию. Считалось, что он вообще сформировал понятия новой советской синоптической системы. Получили известность работы Дзердзиевского по метеорологии засухи, отвергающие старую гипотезу Воейкова о прогревании опускающегося воздуха как источнике повышения температуры и сухости суховея. Дзердзиевский связал засухи с вторжениями арктического воздуха.

В докладе Нью-Йоркской Академии наук Дзердзиевский указал, что повторяемость типов зональной циркуляции воздуха в течение полустолетия менялась приблизительно параллельно числу солнечных пятен. В докладе римскому коллоквиуму по изменениям климата, созванному ЮНЕСКО (Рим, 1961), он упомянул о возможности объяснить колебания циркуляции атмосферы гелиофизическими явлениями. Конечно, как говорили в Одессе, есть две большие разницы... Есть разница между упоминанием явлений и предсказанием ураганов. И все же. Имя Б. Л. Дзердзиевского фигурирует в научной литературе и в связи, в частности, с солнечной активностью.

А имя Дьякова в научной литературе отсутствует. В середине – конце 1960-х годов он необычайно остро и болезненно чувствовал свое научное изгойство. В высших научных кругах и слышать не хотели о нем. Считалось, что прогнозы он дает по своей личной инициативе. И пусть дает. Плохие они, прогнозы, или хорошие, это его личное дело.
Из газеты «Известия» от 30 мая 1965 года Бог погоды вырезал и положил в особую папку интервью В. А. Бурова, в котором говорилось: «Существуют теории, согласно которым Солнце влияет на атмосферные процессы. Израсходовано немало бумаги для доказательства этих теорий, но до сих пор нет сколько-нибудь убедительного объяснения механизма этого воздействия… И мы можем твердо сказать, что внешняя активность Солнца, выраженная пятнообразованием, не имеет никакого влияния на циркуляцию атмосферы». В наше время мы можем твердо сказать, что профессор ошибался. Хотя что из того?

В той же папочке хранилась другая вырезка, из «Правды» от 29 мая 1965 года, то есть публикация, опередившая известинскую буквально на один день. Смысл она имела прямо противоположный: «В последнее время появляется все больше данных о связи между явлениями, происходящими на Солнце и в верхних слоях атмосферы, с процессами в нижних ее областях, то есть с погодой». Принадлежало это высказывание прямому начальнику Бугаева, руководителю ГУ ГМС академику Е. К. Федорову. Ну и что из того? Жан-Клод Пекер в Париже, Виктор Бугаев и Евгений Федоров в Москве, Анатолий Дьяков в Темире – каждый имел свои убеждения. Побеждало же некое безликое мнение, удостоверенное заместителем академика-секретаря Отделения наук о Земле товарищем Авсюком.

«(А. В. Дьякову). Присланные вами материалы по вопросу связи гелиофизических явлений с циркуляционными процессами в тропосфере и о разработанном вами методе предвидения погоды на длительные сроки были просмотрены по поручению Отделения наук о Земле АН СССР крупными специалистами в области изучения погоды и климата. По мнению специалистов, постановка вашего доклада при Отделении наук о Земле в ближайшее время нецелесообразна. Вместе с тем накопление соответствующих данных полезно, учитывая, что в целом вопрос о связи процессов на Солнце и в земной атмосфере еще во многом неясен».
Видя бесперспективность упования на Академию наук, Дьяков предпочел подняться повыше, к правительственным кругам. 17 мая 1962 года он известил Д. С. Полянского о предстоящем засушливом лете. Определенная завязка отношений с Полянским наметилась.
Дьяков воспринимал Полянского как одного из могущественных божков, наделенных огромной властью. При этом божок обладал трезвым умом и незаурядными деловыми качествами, понимал специфику сельского хозяйства, а также отличался доступностью для рядовых граждан, и с идеями к нему обращались многие.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:04


Куба соседствует с атлантической «кухней». Летом там нестерпимая жара и духота с температурой 40-45 градусов. Набухая влагой, небо извергает вниз ливни, которые по часу, а то и два сплошной стеной стоят между облаками и землей. Затем снова возвращается адский зной, который пролившуюся воду испаряет.
С августа-сентября по декабрь наступает обычный сезон ветров. Чаще всего ураганные шквалы просвистывают стороной, обрушиваясь на Мексиканский залив. Поэтому, получив к вечеру 20 сентября 1966 года телеграмму из какого-то неизвестного Темир-Тау, работники кубинского посольства в Москве озадаченно вертели ее в руках, не зная что и думать. Телеграмма начиналась с теплого обращения и дореволюционного словосочетания «честь имею».
ТЕМИР-ТАУ КЕМЕРОВСКОЙ. ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ, ИМЕЮ ЧЕСТЬ ПРЕДУПРЕДИТЬ ВАС ОБ ОПАСНОСТИ ПОЯВЛЕНИЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНОГО УРАГАНА В КАРИБСКОМ МОРЕ В КОНЦЕ ТРЕТЬЕЙ ДЕКАДЫ СЕНТЯБРЯ НАЧАЛЬНИК МЕТЕОСТАНЦИИ ГОРНОЙ ШОРИИ ДЬЯКОВ.

Позвонили в Гидрометцентр СССР.
- Что вы можете сказать по поводу урагана?..
- Никакими данными о зарождении урагана мы пока не располагаем, - ответили в отделе долгосрочных прогнозов. – Станция Горной Шории? Да, есть такая, но к нам никакого отношения не имеет. Она ведомственная, подчиняется КМК, обслуживает местные нужды. Дьяков? Мы за Дьякова не отвечаем. Если ему нравится давать прогнозы – это его личное дело.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:05


Еще более задумчивые, кубинцы на всякий случай сообщили о возможном урагане на родину. Как там, не слышно о циклоне?
- Никакого намека. Нет атмосферной депрессии, все спокойно.
Кубинские метеорологи прощупывали горизонт радарами. 21, 22, 25, 27 сентября небо безмятежно синело, не грозя ни малейшей опасностью. 28-го радар показал над морем плотное облачное сгущение, напоминающее болезненное воспаление. Оттуда и рвануло дождем с ветром, гудящим на скорости 200-240 километров в час. По традиции урагану дали женское имя Инес.
На Гваделупе бешеная сила ветра разметала плантации кофе, какао, бананов, ванили, сахарного тростника, пять тысяч хижин и унесла десятки жизней. В Пуэрто-Рико и Гаити погибли больше тысячи человек.
На «острове свободы» ураган проутюжил провинцию Ориенте, повернул к Флориде, через день вернулся уже на западное побережье Кубы. Сутки напролет Гавану, как из шланга, поливал дождь. Когда он кончился, оставалось подсчитать ущерб.
На Кубе приняли защитные меры. Но благодаря ли предупреждению из Горной Шории или независимо от него?


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:06


С одной стороны, укоренившаяся в разных публикациях легенда о Боге погоды говорит о том, что его телеграмма заставила кубинцев спрятать флот в гавани, причем позже Фидель Кастро лично поблагодарил Дьякова за спасение кораблей. С другой стороны, в архиве ученого нет никаких доказательств в подтверждение этого факта. О Ф. Кастро не упоминали ни Г. Падерин, ни Г. Юров, которые непосредственно общались с виновником торжества. Кроме того, в 1972 году комиссия Академии наук СССР запрашивала кубинскую метеослужбу и получила ответ, что никаких особых мер перед ураганом, дескать, не принималось, поскольку ураганы в том регионе – самое обычное явление. Вполне возможно, что телеграмму просто «положили под сукно», как не раз бывало в судьбе Бога погоды

CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:06


За всю деятельность А. В. Дьякова еще три конкретных урагана фигурируют в списке предугаданных: Эмма, Шерли, Бесс, если не считать неопределенного указания на «и все другие предсказанные мною ураганы», промелькнувшего в очерке Г. Падерина репликой его героя.
Объективности ради следует не забывать, что «ловец ураганов» вычислил отнюдь не все тропические циклоны, оставившие по себе память. Их случилось гораздо больше, чем было предсказано. Одним из самых катастрофических из всех когда-либо бушевавших на планете ураганов считается Камилла (1969) с ущербом для США, исчисляемым в миллиардах долларов.
Однако, с точки зрения той же объективности, мы должны понимать, что вычисление ураганов не входило, так сказать, в прямые обязанности Бога погоды. Да и располагал ли он, несмотря на возможное могущество его метода, техническими ресурсами? Один, с минимальной приборной базой, с дефицитом исходных данных и практически не существующим штатом квалифицированных сотрудников. Стоило ему отправиться куда-нибудь в очередной вояж с докладом, и прогностическая работа замирала.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:07


Как же все-таки ему удалось за неделю с лишним предсказать рождение и развитие стихийного события? Гостя в избушке при кирпичной башне, Г. Падерин донимал его этим вопросом.
- Да что ураганы! – отмахивался хозяин. – Ураганы не так и сложно предсказать, куда сложнее определить, где прольется обыкновенный дождь, а где, наоборот, его не будет. Где и когда. Понимаете? Где и когда!
Наконец Анатолий Витальевич согласился на объяснения и, неразлучный с Фламмарионом, извлек из шкафа первое издание «Атмосферы» (1872) на французском языке. Прочитал вслух и перевел отрывок: «Мой ученый друг астроном Поэ, директор Гаванской обсерватории, доказал тщательным исследованием ураганов, свирепствовавших в Западной Индии с 1493 года до наших дней, что более двух третей циклонов бывает от августа до октября, то есть в течение месяцев, когда сильно нагретые берега Южной Америки начинают привлекать более холодный и более плотный воздух северного континента».
Эти данные по сезонности циклонов Дьяков сопоставил с солнечными наблюдениями. Сопоставление показало, что при интенсивном пятнообразовании энергия циклонов у берегов Латинской Америки подпрыгивает в полтора раза. В сентябре 1966 года пятна быстро росли, принимая причудливые очертания, и перемещались к экватору Солнца. 19 сентября наблюдатель отметил 29 хромосферных вспышек, на следующий день площадь пятен и число извержений снова возросли, дойдя до экватора. Остальное для опытного вычислителя было делом техники. Правда, только он один и знал, как именно надо связать площадь пятен с датой будущего события. Вероятно, какое-то значение для этого имеет матрица энергетических циклов атмосферы, введенная Дьяковым еще в 1950-е годы.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:09


В начале сентября 1970 года умер И. А. Кибель. Некролог из «Известий» Дьяков аккуратно подклеил к листу общей тетради, служившей журналом прогнозов и погодных событий, подтверждавшихся вырезками из газет. Ученик покойного академик Г. И. Марчук занимал в это время пост председателя Научного совета по прогнозам погоды АН и ГУ ГМС. Еще в 1964 году он опубликовал в «Метеорологии и гидрологии» систему уравнений гидродинамики для прогнозов погоды численным методом, приняв главным условием замкнутость земной атмосферы. Дьяков был категорически против такой трактовки атмосферы. И в этом отношении он оказался не одинок. Марчуку резко возражали академик В. В. Шулейкин и его сотрудники. Они пришли к тому же выводу, что и Дьяков: наибольшее значение для земных явлений имеет скорость солнечного ветра.
Василия Владимировича Шулейкина Дьяков знал давно, еще по довоенным делам. Позже ездил к нему на семинар в Ялту, где находилось Экспериментальное отделение Морского гидрофизического института. В научных построениях Дьякова видно влияние идей Шулейкина. Например, понимание «атмосферы как автоколебательной системы» звучит аналогом «океана как автоколебательной системы».
В.В. Шулейкин открыл так называемый «голос моря» (1932), то есть излучаемые морем инфразвуки. Шторму всегда предшествуют низкие и длинные водные волны, которые двигаются намного быстрее урагана и шумят в низком звуковом диапазоне. За монографию в двух томах «Физика моря» (1934-1938) Шулейкин стал лауреатом Госпремии, а в 1946 годы был избран академиком АН СССР.
За ожесточенной теоретической борьбой Дьяков, не имеющий доступа к опубликованию, вынужден был бессловесно следить из своего таежного угла.
Академик Гурий Иванович Марчук стал играть ответственную роль в судьбе Дьякова, будучи впоследствии президентом Сибирского филиала АН и президентом АН СССР (до самого развала Советского Союза). Он из тех редких людей, кому природа дает светлый ум и способность быстро соображать в абстрактных проблемах, и по своим заслугам является гордостью нашей страны. Достаточно упомянуть его вклад в расчеты по ядерным реакторам и водородной бомбе. Вообще какие глыбы, какие «матерые человечищи» вплелись в сеть жизни, прожитой Богом погоды! В плохих ли, в хороших ли отношениях он с ними находился.
Марчук разделял точку зрения Бугаева, что воздействие активности Солнца на тропосферу Земли не может приниматься во внимание в прогнозах погоды. Не имея возможности оценить чисто научное качество аргументации, отмечу лишь, что и против Марчука Дьяков выступал так же резко и бескомпромиссно, как когда-то против Кибеля, в одной из неопубликованных работ.
Авторитет Г. И. Марчука был велик, однако практические успехи Дьякова говорили сами за себя и подтверждались многочисленными откликами агрономов, стоявших за него горой во главе с академиком ВАСХНИЛ Бараевым. Это ведь тоже крупный ученый, в одной из публикаций заметивший: «Работы Дьякова укрепляют позиции метеорологии как науки, служащей агроному».
Александр Иванович Бараев – основоположник почвозащитной системы земледелия, в 1957-1985 годах директор Всесоюзного НИИ зернового хозяйства (находился в Казахстане). В 1940-м издал книгу «Агротехника высоких урожаев». Бараева называли «главным агрономом целины», 60 миллионов га было обработано его безотвальным методом, куда входило лущение стерни, дискование, подрезание сорняков, рыхление…
20 августа 1969 года Дьякова принял первый заместитель председателя Совета Министров РСФСР К. Г. Пысин, который сказал:
- Вашими прогнозами погоды всегда руководствуется в своей работе министр сельского хозяйства РСФСР товарищ Флорентьев.
К 1972 году благодаря публикациям центральной печати слава Бога погоды достигает всех уголков СССР. Потоком к нему идут заявки на прогнозы, письма, благодарности. Особенно признательны ему агрономы. Многие из писем настолько проникновенны и красноречивы, что лучше их просто процитировать. Из Калмыкии, например, почти одновременно в Темиртау пришли два письма – от секретаря обкома партии и министра сельского хозяйства республики. Тон обоих поистине напоминает мольбу к Богу, как последней инстанции.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:11


Из интервью Б. Лесику Г. А. Осиянова – начальника Главка земледелия и семеноводства минсельхоза РСФСР:
- Министерство не один раз запрашивало у Дьякова долгосрочные прогнозы и в большинстве случаев они были более реальны, чем данные метеослужбы…
Г. И. Ларионов, начальник управления зерновых культур Минсельхоза РСФСР (из интервью Б. Лесику в апреле 1972 г.):
- Мы лет шесть активно сотрудничаем с Дьяковым. Его информация помогает нам в работе. Неплохой прогноз он дал на прошлый год. Указал, например, что в Поволжье будут засушливые условия и что урожай надо ожидать ниже среднего уровня. Все так и было. Полностью сбылись предсказания на Западную Сибирь, в частности, на Омскую область, Алтайский край. В чем ценность его прогнозов? Он дает их сразу на весенне-летний период, то есть от посева и почти до уборки. И все расписывает по срокам. Сдвиги бывают в пределах одного-двух дней. А у Гидрометцентра не разберешь, какие сдвиги. Они дают прогноз лишь на месяц и ручаются за него на 40 процентов. Дьяковские прогнозы практически близки к самой действительности. Он нас еще не подводил.
К лету 1972 года популярность Дьякова достигла критической отметки. О нем писали центральные газеты и журналы – «Сельская жизнь», «Известия», «Правда», «Литературная газета», «Техника - молодежи», «Знание - сила», накаляя общественное мнение негодованием по поводу очевидного парадокса: есть ученый, есть успехи, ощутимые для народного хозяйства, но нет научного признания.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:14


7 июля 1972 года в Темиртау пришла телеграмма из Ленинграда: «В СООТВЕТСТВИИ С СОВМЕСТНЫМ РЕШЕНИЕМ ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА АН МИЛЛИОНЩИКОВА И НАЧАЛЬНИКА ГМС ФЕДОРОВА К ВАМ НАПРАВЛЯЮТСЯ УЧЕНЫЕ ДЛЯ ОЗНАКОМЛЕНИЯ НА МЕСТЕ С РАБОТОЙ В ОБЛАСТИ ПРОГНОЗА ПОГОДЫ.
ПРОШУ ОКАЗАТЬ СОДЕЙСТВИЕ ЭТИМ УЧЕНЫМ, КОТОРЫЕ ПРЕДПОЛАГАЮТ ПРИБЫТЬ В СЕРЕДИНЕ ИЮЛЯ. АКАДЕМИК МАРЧУК».
Комиссию создали по прямому поручению Д. С. Полянского. Доклад о ее работе должен был лечь на его стол. Все пошло сверху вниз по строго официальной лестнице. Сначала прозаседали (22 июня 1972 г.) ГУ ГМС (Е. К. Федоров) и президиум АН (М. Д. Миллионщиков). Их решение спустилось к председателю Научного совета по прогнозу погоды Г. И. Марчуку, который 17 июля и образовал комиссию из специалистов. Их фамилии подавляющему большинству читателей ни о чем не говорят, но в Темир 26 июля приехали лишь пятеро из них: Е. П. Борисенков (председатель комиссии), Н. А. Аристов (секретарь комиссии), В. П. Дымников, Г. Р. Контарев и А. И. Оль.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:15


5 сентября Дьяков приехал на улицу Павлика Морозова, в здание ГУ ГМС, где собрались представители ААНИИ, ГГО, ГМЦ, КазНИГМИ. В числе других выступлений он высказался на тему предстоящего режима погоды в Евразии в 1972-73 годах.
Через три дня не было предела его возмущению, когда он узнал, какой сюрприз приготовил ему Н. А. Аристов, отвечавший в комиссии за проверку оправдываемости дьяковских прогнозов. Взяв информацию по прогнозам в Министерстве сельского хозяйства РСФСР, Аристов вывел убийственный процент – 48-52%. Эти цифры должны были войти в официальный отчет о результатах работы комиссии, который готовился к ноябрю. Дьяков расценил это как бессовестную проделку человека, к тому же имевшего наглость просить его о заверении «данных» своей подписью. С гневом ответив отказом, он поспешил к Федорову и оставил у Евгения Константиновича заявление: «… Считая абсолютно невозможным мое участие в заседании Научного совета по прогнозу погоды… в Новосибирске ввиду необъективности, допущенной в процессе работы комиссии… прошу Вас заменить мое выступление там докладом на I Всесоюзном совещании «Солнечно-атмосферные связи в теории климата и прогнозах погоды»…» Академик согласился с аргументами возмущенного сибиряка и решил вопрос в его пользу. Так Дьяков оказался в числе участников этого знаменательного совещания, хотя, казалось бы, приглашение ему должны были сделать и без горячих эмоций. Тем более что ответственным за организацию совещания лицом значился его однокашник по МГУ Э. Р. Мустель.
23 сентября Бог погоды выступил с докладом в Гидрофизическом институте (детище академика В. В. Шулейкина, который присутствовал среди слушателей). 28 сентября его слушали в Севастополе, в Институте биологии южных морей. Оба доклада длились по два часа и были встречены тепло. Между этими докладами (27 сентября) его порадовала статья в «Правде» Ю. Черниченко «Погода на все лето». Затем Бог погоды приехал в милую его сердцу Одессу, по приглашению Одесского гидрометеорологического института. Завершилось научное турне в Минске, в Институте физики АН Белорусской ССР.
Вернувшись домой, он подклеил в тетрадь корреспонденций телеграмму: «С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПРОЧИТАЛ СТАТЬЮ В ПРАВДЕ 27 СЕНТЯБРЯ, ПОЗДРАВЛЯЮ С ОБЩЕСТВЕННЫМ ПРИЗНАНИЕМ, ОНО ЦЕННЕЕ МНЕНИЯ БУГАЕВЫХ. ЖЕЛАЮ ДАЛЬНЕЙШИХ УСПЕХОВ. ЖЕРЕБИН».


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:16


26 октября Дьяков отправил телеграмму. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВОМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР ТОВАРИЩУ ПОЛЯНСКОМУ Д. С. ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЙ ДМИТРИЙ СТЕПАНОВИЧ! ПРОШУ ВАС ПРИНЯТЬ МЕНЯ 30-31 ОКТЯБРЯ 1972 г. ОСТАНАВЛИВАЮСЬ В ГОСТИНИЦЕ «РОССИЯ» В МОСКВЕ. ДЬЯКОВ А. В., ГЕЛИОМЕТЕОСТАНЦИЯ ГОРНОЙ ШОРИИ (п. ТЕМИР-ТАУ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ, САДОВАЯ, 30).
31 октября он переступил порог приемной в Доме Совета Министров
(Кремль). Ровно в одиннадцать референт Николай Иванович Косолапов пригласил Дьякова войти в кабинет. Дмитрий Степанович усадил его за стол напротив себя. Разговор длился полтора часа, причем визитеру пришлось сдерживать собственную словоохотливость, слушая довольно длинные тирады хозяина кабинета. Полянский долго говорил о роли метеорологии для сельского хозяйства, подчеркнув, что очень серьезно оценивает работу Анатолия Витальевича в области долгосрочных прогнозов и верит ему, несмотря на попытки некоторых представителей Гидрометцентра умалить и принизить его достижения. Здесь были упомянуты фамилии Багрова и Зверева.
Полянский сказал, что одобрил решение Федорова о замене доклада Дьякова в Новосибирске докладом на предстоящем московском Совещании. Об этом решении Е. К. Федоров лично доложил Дмитрию Степановичу.
Доклад комиссии, приезжавшей летом в Темиртау, уже лежал перед Полянским, который выразил удовлетворение основным выводом ученых: необходимо опубликовать работы Дьякова и сделать их всеобщим достоянием на пользу советской науке.

Анатолий Витальевич вышел из кабинета с крыльями за спиной, наполненный счастьем и чувством огромной моральной поддержки. На следующий день его ожидало событие, подводившее итог всей жизни. По крайней мере так ему казалось.
В дни Совещания Дьяков не расставался с Р. Ф. Усмановым – заместителем председателя оргкомитета, давно ставшим ему другом, пожалуй, единственно искренним за всю жизнь. Рустем Фатыхович предложил ему отказаться от гостиницы и жить у него дома, в небольшой, но уютной квартирке на улице Красные Зори, расположенной в отдалении от центра города (Кунцево). Он сам и его жена Зейнаб Зарифовна, которую Г. Юров описал как «маленькую, сухонькую женщину», служившую в юности летчиком-испытателем, а затем работавшую авиаконструктором, оказывали сибиряку самое сердечное гостеприимство. Вместе друзья побывали в редакции «Сельской жизни», получив самые горячие напутствия в борьбе идей.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:56


Всего на Совещании выступали 47 докладчиков из научных учреждений - ААНИИ, ГАМЦ, ИФз, СИБИЗМИРАН, КазНИГМИ. Среди них дошла очередь до Дьякова. Он вышел к трибуне. Импозантный герой жарких споров в научной среде. Сенсационный Бог погоды. Буйные седые волосы, благородная осанка, чем-то он напоминал эпоху Возрождения. Ему почти 61 год, хотя пенсию и не думал оформлять. Рядом молодая, по-московски эффектная и по-французски пикантная переводчица. За столом президиума на сцене восседают солидные мужи, напрягшиеся в ожидании первых слов. Конференц-зал ГУ ГМС битком набит людьми, которые толпились в дверях и специально радиофицированном фойе. Сотни глаз устремлены на докладчика. Среди ученых сидят представители прессы, в том числе «правдист» Юрий Черниченко, Борис Лесик из «Сельской жизни», Олег Мороз из «Литературной газеты». В замершей тишине сверкают вспышки фотоаппаратов. Тема доклада звучала с будничной наукообразностью – «Использование информации об активности Солнца в гидрометеорологическом прогнозировании на длительные сроки (1940-1972 гг.)». Отчетливо грассируя, Дьяков произнес по-французски:
- Светлой памяти Великого Учителя астрономии и метеорологии, основателя Французского астрономического общества Камилла Фламмариона посвящается доклад автором, действительным членом Французского астрономического общества с 1932 года.
Затем он свободно, не заглядывая в текст и местами каламбуря, импровизируя и отвлекаясь от строгости изложения, донес до слушателей квинтэссенцию своих воззрений, как обычно, впрочем, избегая объяснения по конкретной методике прогнозов. Доклад далеко вышел за пределы регламента, даже в договоренных с Борисенковым рамках, и растянулся на час. Из президиума пытались напомнить о времени, но из зала раздавались реплики:
- Дайте Дьякову высказаться!
По окончании доклада зал утонул в громе овации. Триумф выступления был полный. Докладчик наклонил голову, затем выпрямился и, как написал Г. Юров, отчеканил:
- Служу Советскому Союзу!
Эта патетическая реплика с оттенком остроумия заставила наэлектризованный зал вновь взорваться аплодисментами.

В фойе шло стихийное обсуждение доклада. Мнения слышались разные.
- А что, все правильно.
- Научное обоснование слабовато.
- Как же, извините, использовать эту методику?..
- Я не верю в методику Дьякова!
- Исключительно эрудированный человек!
- Главное для Гидрометцентра – свести игру вничью!
- У него есть мысли, он не боится ошибиться.
(Реплики записал О. Мороз и воспроизвел их в «ЛГ» от 03.12.72).

Доклад прошел без каких-либо попыток «расправиться», как предупреждалось в том письме. «Очевидно, редакция «Правды» довела до сведения работников ЦК КПСС содержание этой анонимки», - отметил про себя Анатолий Витальевич.
Вечером того же дня состоялось заключительное заседание Совещания. На нем было принято решение, отметившее, что исследования по проблеме Солнце – атмосфера Земли, проводившиеся в течение нескольких десятилетий в СССР и за рубежом, позволяют твердо сказать: активность Солнца и другие космические факторы существенно влияют на атмосферные процессы, а их учет имеет большое значение при составлении прогнозов погоды. В формулировке решения приводился список советских ученых, внесших наиболее существенный вклад в гелиогеофизическую проблематику. Дьяков, к его несказанной радости, был назван в первой десятке имен. М. С. Эйгенсон, В. Ю. Визе, П. П. Предтеченский, Л. А. Вительс, Б. М. Рубашев, А. И. Оль, И. В. Максимов, А. А. Гирс, М. Н. Гневышев, А. В. Дьяков, Р. Ф. Усманов, Э. Р. Мустель, Т. В. Покровская.
С торжествующим удовлетворением можно было констатировать, что профессора Бугаев и Пагава, академик Марчук потерпели сокрушительное поражение, отрицая влияние солнечной активности на тропосферу.
Тезисы докладов Совещания были опубликованы в брошюре ГМЦ (октябрь 1972г.) и в специальном сборнике под редакцией Э. Р. Мустеля (1974).


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:57


Доклад комиссии Дьяков читал по возвращении из столицы осенью 1972 года. Он представляет собой объемный машинописный текст в 100 страниц формата А4, вручную переплетенный в виде книги. Основные разделы включают в себя историческую справку, написанную Б. М. Рубашевым, сведения о научно-методических основах прогнозов Дьякова, оценку их практической ценности и приложение, призванное иллюстрировать процент оправдываемости практическими примерами.
В исторической справке обстоятельно изложены идеи и успехи зарубежных и советских исследователей по теме Солнце – погода. Отмечается, что само по себе обращение Дьякова к Солнцу в этом плане не так уж ново. В СССР этой теме посвятили работы ташкентские гелиогеофизики М. С. Жуков, П. П. Предтеченский, К. А. Бродовицкий, ученые Пулковской обсерватории во главе с М. С. Эйгенсоном (и в их числе его ученик Б.М. Рубашев), сотрудники ГГО Л. А. Вительс и Р. Ф. Усманов, а также завлабораторией солнечно-земных связей при ГМЦ Э. Р. Мустель. Все они внесли в тему заметный вклад. Общий аспект их подхода к проблеме, как и большинства зарубежных исследователей, базируется на 27-дневном синодальном солнечном цикле (то есть периоде вращения Солнца вокруг своей оси). Однако Дьяков, судя по всему, 27-дневный цикл не использует.
В главке «Гелиофизические основы прогнозов А. В. Дьякова» приводится схематичное описание его работы как бы глазами экскурсантов. Это интересно. «Хороший объектив и высокое качество изображения позволяют наблюдателю отмечать вихревую структуру солнечных возмущений, малейшие детали развития групп и даже образование светлых мостов, проходящих через тень крупных пятен. А. В. Дьяков считает эти мосты признаком чрезвычайной активности Солнца и называет их «взрывами» фотосферной активности Солнца. Подобные «взрывы» сопровождаются, как правило, увеличением числа пятен в группе, дроблением тени пятен на отдельные ядра, изменением формы полутени. Если такой взрыв происходит вблизи центрального меридиана Солнца, то он считается особенно эффективным в смысле воздействия на атмосферу Земли. Через 3-4 дня … в нижних слоях тропосферы, по данным А. В. Дьякова, наступает резкое обострение циклонической деятельности, проявляющееся в виде возникновения тайфунов, ураганов, глубоких циклонов и т.д.
Кроме того, А. В. Дьяков прогнозирует значительные обострения циклонической деятельности с заблаговременностью порядка 10 дней, исходя из появления на восточном крае Солнца групп пятен исключительно большой площади. Если группа пятен смещается от края Солнца до центрального меридиана и немного проходит через него, то такие условия А. В. Дьяков считает наиболее благоприятными для воздействия солнечных образований на земную атмосферу в течение ближайших 6-7 дней. Именно таким путем он давал телеграфные предупреждения в иностранные посольства (США, Мексика, Куба, Япония) о датах возникновения ураганов в Карибском море и Тихом океане. Таким же путем в период работы комиссии 2 августа 1972 г. им было дано предупреждение в адрес канцелярии Совета Министров РСФСР».
Отмечено также, что Дьяковым предложен новый индекс, характеризующий динамику развития площади солнечных пятен. «Можно предполагать, что А. В. Дьяков каким-то образом умеет экстраполировать поведение индекса Js на 1-3 месяца вперед. Так, в период работы комиссии автор применял для составления прогноза 3-хмесячный период крупных флуктуаций активности Солнца и 18-19-дневный период для более мелких флуктуаций. 27-дневным периодом… А. В. Дьяков в это время не пользовался».
Главка «Синоптическая интерпретация А. В. Дьяковым солнечно-земных связей» начинается с наблюдения о памяти живого экспоната, представшего перед комиссией. «У членов выездной группы комиссии создалось вполне твердое убеждение, что А. В. Дьяков внимательно и ежедневно следит за атмосферными процессами и хорошо знает синоптические особенности своего района и прилегающих районов. Обладая богатой памятью, он в состоянии в уме анализировать сложную последовательность синоптических процессов. Только этим можно объяснить, что он в состоянии вести прогностическую работу, имея ограниченный синоптический архив». В этом отрывке мне видится исток того искажения смысла, который впоследствии получил некоторое хождение, - якобы Бог погоды не имел никакой особой теории и метода, а делал прогнозы исключительно на основе памяти.
«Борисенков вспоминает о Дьякове как о незаурядной личности: он был и метеорологом, и геофизиком, и астрономом, но самое удивительное было в том, что он обладал феноменальной памятью, позволявшей ему сопоставлять погодные ситуации прошлых лет и использовать их в составлении прогнозов на будущее. Главное в его методе — связь погоды с трансформацией пятен на Солнце», - писали «Аргументы и факты»… Но ведь самое удивительное все же – метод, а память – не от хорошей жизни, когда мало архивной информации.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:58


Вообще за клинической бесстрастностью доклада комиссии зачастую стоит бурная жизнь с ее страстями. Комиссия избегает оценивать факты, считая, очевидно, что и не вправе это делать в целях объективности. На самом деле здесь больше механистического и формалистического, а может быть, сказывается сознательная уклончивость от принципиального отношения.
«Членам выездной группы комиссии удалось познакомиться с некоторыми черновиками рукописей А. В. Дьякова. Что касается опубликованных материалов, то имеется несколько заметок во французском астрономическом журнале L,Astronomie, несколько газетных статей в районной газете и несколько статей о А. В. Дьякове, написанных журналистами. Публикаций в отечественных научных журналах по вопросам солнечно-атмосферных связей А. В. Дьяков не имеет».
А. В. Дьяков отказался приехать на семинары в Ленинград или Новосибирск (где должны были устроить весь разбор его деятельности по материалам комиссии). Но какие интриги стоят за этими несостоявшимися семинарами – комиссия умалчивает.
Комиссия фиксирует, что в 1952 году Дьяков был уволен за самовольное переименование станции в гелиометеорологическую и составление прогнозов независимо от УГМС. Но какие отношения за этим фактом скрывались – это был бы целый роман.
Говорится про рукопись «О предвидении погоды на длительные сроки на энергоклиматической основе». На нее было получено пять рецензий, две из них отрицательные, поэтому рукопись не опубликовали. А насколько смехотворными были две рецензии – комиссии не касается.
«Сам А. В. Дьяков аккуратно ведет учет всей входящей и исходящей информации. Все его прогнозы переписаны в тетрадь от руки, к каждому почтовому отправлению подклеена квитанция, подклеиваются вырезки из газет с публикациями официальных прогнозов ГУГМС о явлениях погоды и др. Однако этот, на взгляд комиссии, ценный материал является личным архивом А. В. Дьякова. Комиссия имела возможность лишь бегло с ним ознакомиться». «Не личным, а официальным архивом», - пометил в тексте доклада сам Анатолий Витальевич, и с ним нельзя не согласиться.
«Строгой физико-математической теории, позволяющей строить количественные методы прогноза погоды, А. В. Дьяков не имеет». «Имеет», - пометил он сам.
«Что касается метеорологической станции, то она находится в запущенном состоянии (Дьяков поставил здесь знак вопроса). В настоящее время гелиометеорологическая станция в Горной Шории представляет собой мало репрезентативную метеорологическую площадку в самом рудничном поселке, на которой ведутся ограниченные метеорологические наблюдения. Кроме того, рядом построена башня, где установлен неплохой телескоп и ведутся наблюдения за Солнцем». Термин «репрезентативность» означает в метеорологии не просто «представительность», а особо выгодный характер местоположения, позволяющий улавливать погодные явления разных географических направлений, каковой (репрезентативной) раньше всегда и считалась станция Горной Шории, расположенная в центре Евразии. Однако в данном кусочке текста заложен, вероятно, всего лишь тот эмоциональный смысл, который у кого-то из членов комиссии остался в памяти как неприятный эпизод. Когда пришедшая на Садовую комиссия стала смеяться над станцией, стоявшей посреди огорода, а Дьяков погнал ее вон.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:58


Комиссия упоминает «гипотезу А. В. Дьякова об автоколебательном режиме атмосферы Земли» и при этом не высказывает к ней никакого отношения. Заслуживает ли она внимания? Неизвестно. Так же нейтрально говорится об урагане Инес и т.п.
Полным молчанием обходится в докладе вопрос о том, что не было сделано комиссией вопреки намеченному плану. «Оценить практическую эффективность прогнозов на основе имеющихся отзывов потребителей». «Не сделано», - приписал Дьяков.
«Поручить членам комиссии выполнить следующее: … Л. Т. Матвееву прорецензировать статью А. В. Дьякова на 134 стр. (имеется в виду «Предвидение» - Е.Ч.); … обратиться к члену-корреспонденту АН СССР Э. Р. Мустелю с просьбой дать официальное заключение о работах А. В. Дьякова». Ничего этого не было сделано.
При всем при том комиссия отдает должное метеорологу, обслуживающему СССР и другие территории Земного шара при штате три человека – он и жена плюс сторож. В целом выводы доклада как будто благоприятны. Утверждается необходимость публикации работ Дьякова. Предлагается создать обсерваторию под научным руководством ГУГМС. Констатируется поток благодарностей от сельхозпотребителей. И вот тут-то начинается самое главное и самое страшное.
Подразумеваю вывод комиссии об оправдываемости прогнозов.
«Прогнозы особо опасных явлений погоды, главным образом засух, по оценке самого А. В. Дьякова, имеют оправдываемость не ниже 90%. Уже одно это обстоятельство требует внимательного отношения к подобного рода прогнозам. Так, для примера можно указать следующее. А. В. Дьяков ведет переписку с агрономами ряда крупных целинных совхозов. Они присылают ему фактические данные о зависимости урожайности от количества осадков. По этим данным, с которыми члены комиссии имели возможность ознакомиться, в годы засух урожайность по этим районам в среднем в 3,3 раза меньше, чем в нормальные годы. Именно по этой причине, а также по причине отсутствия в органах ГУГМС декадных прогнозов комиссия провела выборочную оценку сезонных прогнозов, составляемых А. В. Дьяковым». Таков был исходный тезис по оценке прогнозов, производимой под руководством А. Н. Аристова.
Эта работа проводилась по выборочно взятым телеграммам Дьякова, отправленным в период 1964-1972 годов в Министерство сельского хозяйства РСФСР. Как следует из текста доклада, проверка выполнялась двумя независимыми друг от друга организациями – ГМЦ и ГГО. Весь материал проходил экспертизу по четырем видам: гидрологические прогнозы (таяние снега, вскрытие рек весной), выпадение осадков, температура воздуха и ее месячные аномалии, агрометеорологические прогнозы. Поскольку прогнозы Дьякова с их «качественными характеристиками» по терминологии отличались от официально принятых в ГМС (с более определенными количественными акцентами), им давалась нужная интерпретация. Например, у Дьякова: «сильные ливневые дожди», в ГМЦ: «уровень осадков в два раза выше нормы».


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 17:59


В приложениях к докладу приводятся вполне конкретные прогнозы Дьякова (первая графа); вторая графа – «фактически наблюдалось», третья содержала оценку – «прогноз оправдался», «не оправдался», «частично оправдался».
Примеры агрометпрогнозов. «На юге Западной Сибири, особенно в Алтайском крае, интенсивная засуха в мае, июне и всей первой половине июля, сильные восточные ветры, температура около + 30 градусов» (1965). Фактически наблюдалось: «Наблюдалась очень сильная засуха в Западной Сибири: влагообеспеченность яровой пшеницы 50-60% оптимальной. В Алтайском крае, на юге Новосибирской и Омской областей 30-50% минимальной. Средняя урожайность пшеницы – 3-7 га». «Прогноз оправдался».
«Весной и летом 1964 года в Алтайском крае, целинных краях снова последует засуха, хотя менее интенсивная, чем в 1963 году, но на уровне примерно 1962 года». «Засухи не было. Влагообеспеченность яровой пшеницы преимущественно 70-90% оптимума, урожайность 10-12 ц/га». «Не оправдался».
Таких сопоставлений в приложениях десятки, однако остается неизвестным, как выборочное количество соотносится с общим объемом телеграмм Дьякова. Согласно докладу, наименьшую оправдываемость показали гидрологические прогнозы (33%), остальные – где-то на уровне 50%.
«За период с 1964 по 1972 год в прогнозах А. В. Дьякова упоминалось о возникновении или отсутствии засух в 12 случаях. Из них оправдалось 6 (50%). Кроме того, не давались прогнозы засух в Нижнем Поволжье и на востоке Северного Кавказа в 1969 г. и очень сильной и продолжительной засухи в восточной половине Европейской территории Союза в 1972 г.».
«Анализ оправдываемости прогнозов, данных А. В. Дьяковым, показал, что она составляет 52%. Следует отметить, что прогнозы им даются в очень общей форме и в разные годы охватывают совершенно различные территории, то очень крупные (вся территория РСФСР, европейская часть Союза и т.д.), то более мелкие (Северный Кавказ, Поволжье и т.д.). Периоды прогнозов тоже различные – в одни годы даются прогнозы на вегетационный период, в другие на отдельные месяцы или даже части месяца.
Прогнозы, составленные А. В. Дьяковым, не могут быть использованы для конкретных расчетов ожидаемой урожайности сельскохозяйственных культур, так как в них не дается распределение ожидаемых метеорологических условий или их аномалии в количественном выражении. Дается только общая тенденция аномальности условий увлажнения в отдельные годы (не во все). Так, не была предсказана очень сильная засуха в восточной половине Европейской территории СССР в 1972 году». (Заключение составлено старшим инженером отдела агрометеопрогнозов ГМЦ К. В. Кириличевой).
По поводу сделанной по оценке прогнозов работы комиссия несколько раз делает в докладе как бы извиняющиеся ссылки на ее «предварительный» и «ориентировочный» характер, связанный с невозможностью получить доступ ко всей массе прогностической дьяковской информации. Объяснение парадокса, который заключается в несоответствии выводов комиссии оценкам потребителей, единодушно утверждающих, что прогнозы Бога погоды лучше, чем сводки ГМЦ, вскользь относится к желательному, но неопределенному будущему.
Но молва-то о них расходится отнюдь не как о «предварительных». «Дьяков никогда не публиковал своих методов, а потому их нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть. Достоверность его предсказаний при строгом подсчете не превышала, а иногда была и существенно ниже обычных» (из упомянутой здесь статьи «АиФ»).
Таким образом, не успев еще остыть от великого триумфа на Совещании, Дьяков потерпел сокрушительное поражение. При этом он расценил выводы комиссии по процентам как «подлую фальсификацию».
От этих процентов зависит все. Действительно ли он пламенный революционер науки, трагически обиженный Гидрометцентром, или всего лишь неудачливый энтузиаст с непомерным апломбом. Дилетант со смутными идеями. Он сам прекрасно понимал, что все это значит.
И надо сказать, что вынесенный комиссией «приговор» до сих пор тяжелым грузом висит на памяти Бога погоды. Чтобы отменить его (если это возможно), необходимо объективное исследование с более углубленным подходом, чем сделала комиссия. Множественные отзывы агрономов дают надежду на реабилитацию.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 18:00


Отметив очередную годовщину Октября и свой день рождения, Дьяков вскоре получил приглашение от Марчука на заседание Научного совета, которое должно было поставить точку по докладу комиссии. Но от этого решающего боя он решил уклониться. Почему? Наверное, мы не знаем каких-то существенных тонкостей, однако не подлежит сомнению, что ему по-прежнему не хотелось открывать секрет своей методики, какая бы она ни была – плохая или хорошая.
22 ноября 1972 года Дьяков отправил заказное письмо Полянскому на пяти машинописных страницах. В нем перечисляются научные доклады автора, имевшие успех в разных аудиториях, и критикуются Бугаев и Марчук, представляющие консервативные взгляды, основанные на отрицании солнечных влияний. Между школами противоположных направлений в исследованиях атмосферы Земли много лет идет ожесточенная борьба.
«В пылу такой борьбы та из борющихся сторон, которая предчувствует свое близкое и неминуемое поражение, как это бывает среди спортсменов, нередко прибегает к применению недостойных, некорректных приемов, в частности, фальсификациям, необъективным выводам и т.п. Именно так произошло в случае борьбы руководства ГМЦ СССР со мной в области долгосрочного предвидения погоды.
Лаборатория сезонных метеопрогнозов ГМЦ (заведующий Аристов Н. А.) скопировала в августе 1972 года в министерстве сельского хозяйства РСФСР все метеопрогнозы на длительные сроки, которые я посылал туда по просьбе Главка семеноводства и земледелия… И вот по этим данным упомянутая лаборатория, вернее Н. А. Аристов, вывела показатель оправдываемости моих метеопрогнозов за десятилетие в 48-52%, то есть показав именно такое число, которое предназначено полностью обесценить всю мою работу в области предвидения погоды за многие годы! … Вопиющую фальсификацию этих выводов и всю беспардонность такого приема можно немедленно обнаружить прежде всего из того факта, что мною оказались предсказанными за ТРИ месяца вперед (с февраля) все катастрофические засухи истекшего десятилетия: 1962, 1963, 1965 гг. на территории Западной Сибири и Северного Казахстана, чему свидетелем были Вы лично, получив мои предупреждения об этих явлениях по телеграфу. Кроме того, ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ предупреждения об этом имеются в министерстве сельского хозяйства СССР!»
К письму Анатолий Витальевич приложил вырезку из «Правды» со статьей Ю. Черниченко «Погода на все лето» от 27 сентября 1972 года.
27 ноября 1972 года специально по теме «О научных и методических основах долгосрочных прогнозов погоды, составляемых А. В. Дьяковым» в Москве прошла сессия Научного совета по прогнозу погоды во главе с академиком Г. И. Марчуком. Совет констатировал, что «тов. Дьяков отказался представить необходимые для работы сессии материалы (тезисы доклада или доклад)… объясняя это тем, что доклад на Всесоюзной конференции заменяет его доклад на Научном совете». Однако в докладе на конференции «не указано, какая начальная информация используется и какова та последовательность расчетов, которую необходимо проделать, чтобы перейти от начальных данных к будущим конкретным явлениям погоды». Иными словами, пошаговой инструкции, увы, нет.
Научный совет обращался к шести человекам, упоминавшимся в прессе в качестве благодарных потребителей дьяковских прогнозов, чтобы они пояснили, по какой системе прогнозы оценивают и какую статистику имеют. Было получено 4 ответа. Ни в одном конкретных сведений не содержалось. В то же время полученные комиссией оценки прогнозов (за 7 лет) являются низкими. «Следует, однако, отметить, что оценка прогнозов комиссией производилась без участия тов. Дьякова А. В.».
Постановили: доклад комиссии одобрить; считать целесообразным составление Дьяковым прогнозов в опытном порядке в течение 1973-74 гг. с представлением всех прогнозов в ГМС для объективной оценки; принять к сведению решение Коллегии ГУГМС о быстрейшем опубликовании работ Дьякова, «особенно описания метода долгосрочного прогноза погоды».
«В целях эффективного использования телескопов и другого оборудования и вовлечения тов. Дьякова в научный коллектив считать целесообразным передать гелиометеорологическую станцию в Горной Шории в ведение одного из учреждений АН или ГМС и принять меры по ее укреплению».
Академик Федоров мог наконец обстоятельно отчитаться перед «Правдой» в свете статьи Ю. Черниченко. Среди разных принятых мер и предложений по солнечно-атмосферным связям он конкретно отозвался о Боге погоды: «Сибирский гелиометеоролог А. Дьяков был приглашен на Всесоюзное совещание и выступил с докладом. Он участвовал в составлении ориентировочного прогноза на конец этого года и на 1973 год. Гидрометиздату поручено срочно напечатать работу тов. Дьякова, как только он представит ее издательству.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 18:00


По поручению Академии наук СССР и Гидрометслужбы СССР Научный совет по прогнозированию погоды создал специальную комиссию. Поскольку тов. Дьяков не ознакомил его членов с методическими основами составления своих прогнозов, Научный совет не смог дать им окончательной оценки».
Накануне Нового года произошло одно из самых больших и счастливых событий в жизни Анатолия Витальевича Дьякова. Правительственным указом от 26 декабря он был награжден орденом Трудового Красного знамени «за большие заслуги в увеличении производства зерна». Позже всяк кому не лень, пишущий о Боге погоды, не забывал упомянуть эту «парадоксальную формулировку». Хотя что же в ней «парадоксального»?
Поле научного сражения он сдал сам, по таинственной причине так и не захотев раскрыть свои секреты. Боялся кражи интеллектуальной собственности? Но он мог обеспечить публичность вынесения методики на суд ученых. Опасался, что она несовершенна и не обеспечит гарантированных прогнозов на уровне 80-90 процентов? Но тогда к чему все сенсации? Не хотел отдавать монополию? И в этом предположении не видно смысла. Страна и мир сделали бы скачок вперед в области прогнозов погоды, поставив Богу погоды памятник. Есть мнение, что методики у Дьякова вообще никакой не было. То есть он полагался на «интуицию». И при этом превосходил Гидрометцентр с его сотнями тысяч исходных данных?
Отпраздновали Новый год. Прошло чуть больше месяца после награды, пришедшей, разумеется, благодаря Полянскому, как с ним самим случилась настоящая беда - падение с Олимпа. Причину видят в том, что он раздражал членов политбюро ЦК КПСС заходами в чужие сферы влияния, например, «протаскивал» «своих» писателей в толстые журналы, а лично Брежнева – репликами о его глупости и некомпетентности, о которых генсеку доносили.
Три года Д. С. Полянский пробыл министром, затем работал послом в Японии и Норвегии. Как министр сельского хозяйства СССР он продолжал оставаться покровителем Дьякова, но, скажем, Е. К. Федоров ему уже не подчинялся по прямой административной линии.
Возможно, многое из намеченного в планах по солнечно-атмосферным связям рассыпалось в те годы, в частности, из-за этого падения Полянского. Во всяком случае, какое-то время спустя началась полоса «мрачной реакции». Солнечная проблема из научно-академической тематики изымалась. Дошло до того, что из научных библиотек стали выбраковываться книги по этому направлению. Сошла на нет совместная со США программа по исследованиям Солнца. Затем американцы легко нас опередили.
Солнечная тема стала явно «неперспективной» в диссертационном плане. Е. П. Борисенков так и сказал молодым тогда ученым В. Логинову и Б. Сазонову, которые интересовались Солнцем, и посоветовал заняться чем-то другим. Они последовали его совету. Б. Сазонов стал доктором физико-математических наук, В. Логинов, упоминавшийся здесь в главе о Мультановском, - академиком АН Беларуси.
«Быстрейшей публикации» работ Дьякова не получилось. В какой степени он сам виноват в этом? Нельзя исключить того, что где-то он не «дожал» с терпением, хитростью и саморедактированием, но, пожалуй, для всей этой истории характернее всего понятие негласного запрета. Если бы захотели – напечатали. Мучительная канитель ничуть не прервалась после постановлений о «быстрейшей публикации».
В марте 1974 года в Темиртау пришло письмо из Министерства сельского хозяйства СССР, подписанное заместителем министра А. А. Гольцовым (от 18 числа). Добрый замминистра писал:
«Как стало нам известно, Вами подготовлена рукопись-монография по метеорологическому прогнозированию, и Вы испытываете затруднение в ее издании. Министерство сельского хозяйства СССР может оказать помощь в издании Вашего труда. Если Вы согласны, то свою рукопись доставьте в министерство, и она будет отправлена в соответствующее издательство».


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 18:01


В том же году Бог погоды снова потревожил Полянского, формально оставшегося пока членом Политбюро ЦК КПСС. «Я представил 7 сентября 1972 года особое мнение касательно режима погоды на территории СССР в 73-74 годах, изложив также и ОСНОВЫ МЕТОДИКИ, разработанной мною для долгосрочного предвидения погоды с учетом воздействия на земную тропосферу энергии активности Солнца. Фотокопию моего документа имею честь Вам представить. Его содержание значительно отличается от тех согласованных, весьма общих и расплывчатых соображений о погоде в 1973 году…, какие были разработаны Совещанием метеорологов 5-7 сентября 1972 года в ГУГМС и переданы Совету Министров СССР. Между тем мой документ (особое мнение) начальник ГУГМС Е. К. Федоров предвзято не вручил Вам, скрыв его у себя. Моя статья в «Литгазете» «Когда крепчает солнечный ветер» сделана на основе этого документа.
Все мои предположения оправдались, особенно положение, что 1973 год должен быть вполне благоприятным для сельского хозяйства всей страны как на западе, так и на востоке (Федоров присвоил мой прогноз).
Документ мой прошу опубликовать на страницах журнала «Земледелие», ибо там основы методики, прошедшей испытание временем в течение трех десятилетий (с 1940 года). Достаточно напомнить, что с помощью этой методики мне удалось предвидеть все катастрофические засухи за двадцать лет и предупредить о них заблаговременно руководителей партии и правительства (включая Вас лично)». Он снова упорно апеллирует к «основам методики». Но кто же сможет объяснить, чем «основы» лучше самой методики?
Дьяков и наука существовали в двух параллельных мирах. Конфронтация с официальными учеными кончилась, причем поражением Дьякова. Он по-прежнему не признан наукой – не признан теперь «законно», по праву завершившей свою работу комиссии. В то же время его имя звучит, авторитет практических успехов находится в самом зените. Он проводит экскурсии, с удовольствием читает лекции школьникам, которые, бывает, приходят группами по 30-40 человек. Дом его всегда полон гостей – журналистов, писателей, любопытствующих ученых, сценаристов, кинодокументалистов, доброжелателей, а иногда и просто самозванцев и проходимцев. В специально заведенном журнале учета посетителей все они оставляют благодарственные записи.


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 18:03


Беседуя с Р. Усмановым в конце 1980-х, Г. Юров прямо спросил его: так был ли все-таки методический секрет у Бога погоды? Рустем Фатыхович однозначно ответил, что нет, не было. Есть «индекс Дьякова», приведенный в докладе 1972 года и признанный многими учеными. Так что, мол, этого достаточно, методика для всех желающих доступна.
- Рустем Фатыхович, почему же тогда нет прогнозов, равных по точности дьяковским? Почему же его достижений никто не повторил хотя бы, не говоря уже о том, чтобы превзойти? – в недоумении допытывался Геннадий Евлампиевич.
Ответ, увы, ничего не прояснил и никак не обнадежил, а отослал взыскующего истины в туманное царство интуиции. «Нельзя получить достоверный прогноз явлений природы на основе одной лишь логики, без действия интуитивных процессов, происходящих в человеке».
Рустем Фатыхович Усманов родился 22 июня 1914 года в русско-татарском селе. Отец его заведовал школой, где русские учились вместе с татарами. Окончив геофак Казанского университета, он переехал в Москву и начал работать в бюро погоды СССР. В войну служил в должности военного синоптика и в 1943 г. обслуживал полеты правительственных самолетов из Москвы в Тегеран, где проходила конференция глав государств антигитлеровской коалиции. В том же году участвовал в противосаранчевой экспедиции в Индию.
В послевоенные годы ему приходилось бывать в Австралии, на исследовательском судне «А. И. Воейков» плавать в водах Индийского и Тихого океанов. В первой Антарктической экспедиции он составлял синоптические карты и вот тогда-то задумался о некоторых закономерностях. Оказалось, что на погоду влияет, кроме рельефа суши, строение океанского дна. Подводные котлованы усиливают атмосферные процессы.
В 1961 года в трудах ЦИПа вышла его работа, в которой он связывал атмосферную циркуляцию со скоростью вращения Земли и с гравитационно-магнитными аномалиями.
В начале 70-х годов Усманов работал старшим научным сотрудником лаборатории солнечно-земных связей, руководимой Э. Р. Мустелем, и вписал в свой актив ряд успешных предсказаний ураганов задолго до их фактического появления (что никому в мире не удавалось и тогда и сейчас, кроме Дьякова). В своих прогнозах он опирался на дьяковские приемы.
Из письма А. В. Дьякову (29.08.70): «Я тут тоже в течение нескольких лет составляю опытные прогнозы о возможности формирования тропических циклонов с учетом прохождения активных областей через центральный меридиан (то есть пятен через экватор Солнца – Е.Ч.) – по существу, по Вашему же методу, но с некоторыми дополнительными соображениями, с учетом предварительного благоприятного барического поля, гравитационной и геомагнитной аномальности района возможного формирования тропического циклона и определением возможного сектора активизации атмосферных процессов по времени прохождения центра активных областей через центральный меридиан. Имеется много удачных случаев прогноза тропических циклонов. Эти случаи я стараюсь фиксировать за подписью синоптиков Гидрометцентра, чтобы побольше собрать материалов для статистического анализа оправдываемости таких прогнозов. Особенно удачным оказался случай прогноза тайфуна «Вильда», возникшего 9.VIII этого года и спрогнозированного мною 7.VIII с указанием места его зарождения. За два дня до зарождения этого тайфуна была послана специальная телеграмма во Владивосток и на наш корабль погоды «Прилив», который работал в это время в районе зарождения тайфуна».
Усманов знал, что (по Дьякову) тропические циклоны появляются в местах прямого попадания пучка плазмы, исходящей от солнечных вспышек. Для определения координат образования тропического циклона необходимо точно знать координаты пятен и время, когда пятно окажется на прямой линии с Землёй. В этот момент на освещенной стороне планеты появится тропический циклон. Но это долгота, а широта? «Spasatel», который когда-то общался с Рустемом Фатыховичем (и сообщивший об этом в Интернете), сетует на то, что не спросил о широте.
Усманов – человек исключительно эрудированный, творческий и словно самой судьбой назначенный в друзья Дьякову (и А. Чижевский ценил дружбу с Р. Усмановым). Как ученый Рустем Фатыхович далеко не полностью раскрылся и по отверженности в чем-то повторил планиду Бога погоды. Умудренный опытом жизни, на кое-какие вещи он смотрел инфернально и, может быть, демонизировал проблемы или просто трезво оценивал, зная подноготную, неизвестную нам.
Из «Печальной повести»: «Я искренне недоумеваю, почему государство, заинтересованное в точных прогнозах, не поддержало солнечников хотя бы административно-командным путем?
Усманов смотрит на меня, как на ребенка. Потом решается:
- Вы это должны знать! Черниченко, защитивший Дьякова в «Правде», вскоре вылетел из газеты. Полянский, который заявил, что лично разберется с делом Дьякова, вскоре был смещен с поста заместителя Председателя Совмина СССР. Мне не дали защитить докторскую диссертацию, в 1976 году отправили на пенсию.
Голос Рустема Фатыховича задрожал, на глазах появились слезы».


CorvusCorax
Автор сайта

# Дата: 23 Дек 2023 18:03


После сильнейшей засухи летом 1972 г. министр сельского хозяйства Полянский дал поручение Госкомгидромету СССР разобраться с вопросом долгосрочного прогноза метеоусловий для сельского хозяйства. Не последнюю роль в этом решении сыграла большая известность и популярность А. В. Дьякова, прогнозы которого ждали и руководствовались ими даже отдельные колхозы, не говоря уже о секретарях обкомов.
В ноябре в Гидрометцентре СССР состоялась специальная конференция, посвященная вопросам влияния на погоду и климат солнечной активности. На этой конференции выступили десятки докладчиков. По этим докладам можно было оценить общее состояние, в котором находились научные исследования в этой области и насколько далеко они были продвинуты.
Все это находилось на полярной стороне по отношению к другому направлению, которое в свое время вел Г. И. Марчук (президент АН СССР) и на что были потрачены миллиарды советских рублей. Суть этого направления сводилась к тому, что основным дирижером погоды являлся океан, а способы прогноза должны исходить из математического моделирования системы океан-атмосфера, которая представлялась замкнутой. Это направление не предполагалось менять, более того, на 1975 г. предполагалось провести эксперимент по программе «Разрезы» по исследованию той же системы океан-атмосфера. Автором этой программы также был Марчук. На нее после засухи 1972 г. правительство выделило огромные деньги. После того, как программа провалилась несмотря на колоссальные затраты, было выдано резюме: «Проблема долгосрочного прогноза погоды является проблемой века и в настоящее время решена быть не может». Теперь представьте на этом фоне дерзкие прогнозы какого-то любителя из Темиртау. Могли ли они вызвать восторг?
В 1976 г. тема солнечно-погодных связей официально закрывается, все исследования по этому направлению прекращаются, литература и научные диссертации изымаются из библиотек, ученые, которые пытаются возразить и продолжать эти исследования, под разными предлогами увольняются с работы. Перестают появляться и статьи на эту тему в обычной прессе.

И политика, и научная проблематика 1970-х ушли в прошлое. Современная наука переживает невидимое для большинства из нас, рядовых граждан, но колоссальное напряжение идей. Изучаются лунные, солнечные и галактические ритмы. Открываются неведомые ранее закономерности. Старые проблемы поглощаются новыми, одна из которых связана со знакомым всем в наше время «глобальным потеплением».
Остается выразить надежду, что дни солнечных идей – идей Анатолия Дьякова – когда-нибудь возродятся, и кто-то скажет, что наконец-то время пришло.


ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Личный архив А. В. Дьякова
Архив Темиртауского рудоуправления
Материалы фонда А. В. Дьякова Кемеровского областного краеведческого музея
Г. Падерин. «Ловец ураганов». В сб. «… И экзотика», Новосибирск, 1970
Г. Юров. «Печальная повесть о Боге погоды». Кемерово, 1994
Сборник документов «Принудительный труд». Кемерово, 1994
В Интернете:
А. В. Дьяков. «Автобиография»
О. Щукина. «Неизвестный Дьяков»
Ю. Рост. «Одинокий борец с земным притяжением»
Интернет-журнал «Ритм»


<< 1 ... 9 . 10 . 11 . 12 . 13 . 14 . >>
Ваш ответ

          Отменить *Что это?

 » Логин  » Пароль 
 
 


Поддержка: miniBB forum software © 2001-2024